Мы едим в 2,5 раза меньше плодов и ягод, чем необходимо, а выращиваем почти в 5 раз меньше!

Юлька
2021-02-15 15:05:03

Сейчас среднестатистический житель России съедает всего 32 кг плодов и ягод в год. Почти половина этого количества падает на импорт. Производ­ство плодов и ягод в нашей стране колеблется около 18,5 кг на человека в год1. Это очень мало! Например, в Новой Зеландии на душу населения производит­ся около 140 кг плодов и ягод ежегодно. На том же уровне находятся и неко­торые страны Западной Европы, а Испания и Италия даже превосходят его. Научно обоснованная норма потребления плодов и ягод на душу населения составляет 80 кг. Следовательно, мы едим в 2,5 раза меньше плодов и ягод, чем необходимо, а выращиваем почти в 5 раз меньше!

Кризис садоводства в России начался давно. Площадь садов в РСФСР дос­тигла наибольшей величины в 1968 году, и с тех пор устойчиво сокращалась. В постсоветской России темпы этого сокращения ускорялись примерно до 1997-1998 годов. Затем они снова замедлились. Но по-прежнему площадь, за­нятая под садами и ягодниками, уменьшается. Новых садов в России сажают меньше, чем вырубают старых.Причём уменьшаются площади именно под товарными садами. На садовых и приусадебных участках картина противоположная. 

Количество их сильно выросло по сравнению с 1968 годом. И посадки плодовых деревьев и ягодных кустарников тоже расширились, хотя и в меньшей степени. Дело в том, что у самых богатых и самых бедных владельцев участков никаких садов и ягод­ников зачастую нет. Некоторые из «новых русских» ориентируются на запад­ные образцы и разбивают на своих дачах газоны или высаживают декоратив­ные хвойные, а плодовые и ягодные культуры не сажают. В то же время неко­торые малоимущие собственники «шести соток» не могут освоить даже такую площадь, и их земля пустует. 

Но всё же обе эти крайности являются исключе­ниями из правила. Потребительское садоводство в России имеет тенденцию к росту. Может быть, это расцвет перед упадком, и следующее поколение вла­дельцев садовых участков не захочет копаться в земле, но пока садовые и при­усадебные участки служат более важным источником витаминов, чем товар­ные сады.1 См.: Метлицкий О.З. Тенденции производства и потребления фруктов // Плодоводство и ягодовод-ство России. Т. 10. М., 2003. С. 38-48.Но почему неуклонно сокращаются площади товарных садов? 

В чём дело? Может, в холодной зиме? Ведь плодовые и ягодные культуры — всегда много­летние растения, и потому их продуктивность действительно зависит от усло­вий зимовки. Этим они принципиально отличаются от яровых зерновых, зер­нобобовых и подавляющего большинства овощей, для которых температура холодного периода вовсе не имеет значения.Для начала выясним особенности товарного плодоводства в России. Оно в советский период развивалось как «яблоководство».

Это не преувеличение: доля яблони в товарных — колхозных и совхозных — садах в 1980-х годах превышала 80%. И с тех пор положение существенно не изменилось, посколь­ку в 1992-1996 годах садов почти не сажали, а в последующие годы посадили сравнительно немного. При этом подавляющее большинство составляют ябло­невые сады на сильнорослых семенных подвоях. В основном за последние го­ды стали появляться слаборослые сады на клоновых подвоях, а в виде совсем редкого исключения — посадки колонновидных яблонь. Но они пока не дела­ют погоды в российском садоводстве. 

ПОЧЁМ НЫНЧЕ МОЛДАВАНЕ? 

Пару лет назад я слушал доклад директора одного из садоводческих ОПХ (опытно-производственного хозяйства), расположенного в Курской области. «В нынешнем году, — рассказывал директор, — у нас в хозяйстве небывалый урожай яблок. Я пятнадцать лет работаю, а такого благоприятного для яблони года никогда не было. Так не знали, как собрать урожай. Купили молдаван — 51 человек, по 4 тысячи каждый. С их помощью с трудом, но собрали». 

Рассказ внешне смешной, а по сути — страшный! Курская область всё-та­ки принадлежит к чернозёмной полосе, где деревня не до такой степени обез­людела, как на Севере и во многих районах средней полосы. Но и там соби­рать урожай яблок, как выясняется, некому! Так что директору пришлось по­купать молдаван. А что, если завтра цена на молдаван вырастет? Да, сегодня Молдавия официально признана беднейшей страной в Европе. (Заметим в скобках: самой холодной в Европе эту страну не назовёшь.) Но совсем необязательно так будет всегда! Если же молдаване «подорожают», то, выхо­дит, урожай яблок в российских садах вообще пропадёт? Ведь уже и теперь большой урожай кажется директору едва ли не катастрофой!Бывает и гораздо хуже.

В 1992 году один из моих друзей поступил на рабо­ту в фирму, арендовавшую 200 га совхозного сада. Перед этим сад пять лет не давал урожая! Под руководством моего приятеля (незадолго перед этим окончившего Тимирязевку и ещё не утратившего юношеского максимализма) сад впервые за много лет обрезали по всем правилам. Для этого пришлось приглашать тимирязевских студентов. Совхозное начальство не хотело их се­лить, и эту проблему решили с большим трудом. 

Затем провели опрыскивание нитрафеном против комплекса вредителей и болезней. При этом случился не совсем приятный эпизод. Для опрыскивания мой друг пригласил местных жителей, обитателей 101-го (считая от Москвы) километра. Все — с опытом отсидки. Но он им платил за работу с раннего утра до 12 часов как за полныйрабочий день, и они поверили в него. Почки на деревьях уже вот-вот должны были распуститься, и возникла опасность ожога их ядохимикатом, поэтому мой приятель распорядился опрыскивать однопроцентным раствором нитра-фена. 

Но тут наблюдать за опрыскиванием явился главный агроном совхоза и стал убеждать рабочих, что нитрафена надо насыпать в 3 раза больше. По книгам так и следовало! Но так как опрыскивание проводили в далеко не оптимальные сроки, то трехпроцентный раствор нитрафена непременно сжёг бы все почки, и урожай был бы потерян. Этого ли хотел совхозный агро­ном? Скорее всего — да! Не весь совхозный сад был сдан в аренду, и если бы начальство увидело обильное цветение сада, то заставило бы агронома со­бирать урожай. А урожай ему было некем собирать... 

Отсюда и попытка сжечь почки в арендованной части сада. К счастью, рабочие не стали слушать агро­нома. Моему другу они верили больше.Летом деревья ломились от урожая! Но… Фирма, взявшая сад в аренду, пона­деялась на договор с дивизией имени Дзержинского. Дивизия должна была по­слать необходимое число солдат на сбор урожая. В кои-то веки «дзержинцы» имели шанс заняться полезным и в то же время приятным делом. Однако тог­дашний министр обороны неожиданно отменил договор. Найти рабочую силу в другом месте фирма уже не успела. И почти весь огромный урожай пропал…Такие случаи не единичны.

В сильнорослых садах проблема сбора урожая вообще стоит очень остро и удовлетворительного решения не имеет. Что со­бирать плоды с сильнорослых деревьев тяжело и неудобно, знает каждый вла­делец садового участка (кроме тех, кто уже давно выращивает яблони на кар­ликовых и полукарликовых подвоях). Нужны лестницы, и притом всё равно в большинстве случаев все яблоки собрать не удаётся. Часть плодов падает и бьётся об землю. Такая падалица, конечно, пригодна уже исключительно на переработку. А с рыночной точки зрения её следует относить к потерям урожая.

Мне нравится1
Добавить в закладки
Назначить теги
177
Подписки
Подписаться на пользователя Юлька
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!