ДОКУЧАЕВ - ОСНОВОПОЛОЖНИК ОРГАНИЧЕСКОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

Юлька
2021-08-26 15:33:19

У нас всё время ищут национальную идею. Уже не раз тем или иным чиновникам давали поручение её разработать. Правда, воз и ныне там. Чи­новники никакой национальной идеи не родили, да они на это и не спо­собны.

А может, не надо сочинять эту самую идею, а воспользоваться тем, что уже есть? Давайте признаем русской национальной идеей идею устойчивого развития. Ведь есть все основания считать её родоначальником нашего великого учёного Василия Васильевича Докучаева. Ещё в книге «Наши сте­пи прежде и теперь» (1892) он предложил план перехода сельского хозяй­ства русских и украинских степей на путь устойчивого развития. Этот план включал целый комплекс мер, среди которых главными были лесопосадки и создание в степях искусственных водоёмов.

Установив на основании поч­венных исследований былое значительное распространение лесов в степной зоне, Докучаев считал необходимым восстановить их. Наряду с лесополоса­ми (это то, что усвоили и использовали) основоположник научного почво­ведения предлагал целиком засадить лесом пески, бугры и прочие неудобья, закреплять склоны оврагов и балок деревьями и кустарниками, обсаживать деревьями берега степных прудов. Не меньшее значение Докучаев придавал созданию прудов с целью максимального задержания и использования ве­сенних и дождевых вод. 

Помимо водохранилищ на малых степных реках, которые уже и в те времена летом нередко пересыхали, учёный советовал строить плотины в оврагах, где это позволял грунт. Он рекомендовал и зак­ладку прудов по степным водоразделам, главным образам в естественных ложбинках и «блюдцах» и особенно по путям естественного стока снеговых и дождевых вод.Докучаев также признал необходимой выработку норм, определяющих от­носительные площади пашни, лугов, леса и вод. Такие нормы он предлагал согласовывать с климатическими и почвенными условиями, а также с харак­тером господствующей сельскохозяйственной культуры. Учёный указал и на обязательность определения приёмов обработки почвы, наиболее благо­приятных для сбережения влаги. 

Он не упустил из виду и селекцию, высказав­шись за «большее приспособление сортов культурных растений к местным, как почвенным, так и климатическим, условиям»1.Могут возразить, что план Докучаева носил чисто региональный харак­тер и предназначался только для степей европейской части Российской империи — от Прута до Урала, а в наше время очевидно, что устойчивоеразвитие возможно только во всепланетном масштабе. Но такое возраже­ние против приоритета Докучаева следует считать чисто формальным. Ведь концепция устойчивого развития придаёт особое значение сохране­нию экологического равновесия на местном уровне. 

Именно из устойчиво­го развития каждой местности и должно сложиться устойчивое развитие всей Земли.Не ограничиваясь теоретической разработкой вопроса, Докучаев предло­жил создать три крупных научных института (Почвенный, Метеорологичес­кий и Биологический) и широкую сеть опытных сельскохозяйственных стан­ций. Власти, как обычно, были тяжелы на подъём, и при жизни великого поч­воведа дальше создания немногих опытных станций дело не пошло. Однако самому Докучаеву поручили возглавить Особую экспедицию Лесного департа­мента. Эта экспедиция приступила к практическому выполнению разработан­ного в книге «Наши степи прежде и теперь» плана действий на трёх участках казённых земель площадью около 5000 десятин каждый: в Каменной Степи (Бобровский уезд Воронежской губернии), в Старобельском уезде Харьков­ской губернии и в Великоанадольском лесничестве (Мариупольский уезд Ека-теринославской губернии). Обстоятельно исследовав почвы, подстилающие породы, грунтовые воды и растительность этих участков и заложив на них 6 метеостанций (по две на каждый участок), экспедиция приступила к практи­ческим работам.1 Докучаев В.В. Труды Экспедиции, снаряжённой Лесным департаментом. 

Предварительный отчёт о деятельности Экспедиции с июня по ноябрь 1892 г. // Соч. Т. 6. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951. С. 145.В Каменной Степи и на Старобельском участке были заложены питомни­ки лесных культур. (На Великоанадольском участке лесной питомник сущест­вовал ещё с 1840-х годов, его создал один из первых энтузиастов лесопосадок в степи Виктор Евгеньевич фон Графф.) Докучаевский план лесопосадок включал: «а) влагосборные древесные посадки вокруг степных колодцев… б) защитные лесные полосы вдоль водоразделов; в) снегосборные опушки на­перерез ветрам; г) живые изгороди между защитными полосами и снегосбор-ными опушками, а также по венцу склонов к оврагам и вокруг луговинных за­падин в высокой степи; д) ивовые и тополёвые посадки около прудов и в сы­рых балках; е) закрепительные посадки по краям оврагов»1. Таким образом, речь шла о более сложной и лучше продуманной системе лесопосадок, чем од­нообразные лесополосы позднейшего времени. Экспедиция также устраивала пруды и копала артезианские скважины, проводила сплошное облесение пес­ков, лёгких супесей и каменистых участков. Она устраивала орошаемые луга и организовывала опытные поля. В 1893 году экспедиция построила 9 водо­хранилищ — по 3 на каждом из участков.

Очень важно отметить тот факт, что Докучаев выступал за органическое земледелие на чернозёмах, хотя признавал и горячо поддерживал применение минеральных удобрений в средней полосе и на севере России. Он говорил: «… таёжная полоса требует для своего плодородия удобрения во что бы то ни стало, — удобрения как минерального, так и навозного; таким обра­зом, здесь, в тайге, среди подзолов, минерализация и дренаж почвы, можно сказать, центр тяжести всего сельского хозяйства. 

Наоборот, по моему глубо­кому убеждению, для чернозёмной России, за самыми малыми исключениями, удобрения покамест совсем не нужно; здешние почвы ещё достаточно богаты питательными веществами, надо только уметь их взять… Точно так же весьма сомнительна для меня и польза искусственного орошения наших более или менее типичных чернозёмов под хлеба; под травы — несомненно полезно… 

И вообще лично я полагаю, что центр тяжести удачной сельскохозяйственной культуры в чернозёмной полосе заключается в восстановлении (по возмож­ности, конечно) первоначальной девственной физики почв, особенно мелко­зернистой структуры нашего чернозёма, которая одинаково выгодна и для ды­хания почвы, и для получения достаточного количества влаги, и для процессов выветривания, и развития корневой системы, и пр., и пр. В пояснение сейчас сказанного напомню здесь, что, благодаря неумелому хозяйничанью у нас, гро­мадные пространства чернозёмной России превращены по верху в пылевид­ное, в сущности, очень плотное состояние, мешающее (подобно подзолам) правильному и свободному проникновению в почву воды и воздуха. В других местах, как, например, в наших казачьих землях, девственные степи забиты скотом до такой степени, что на их поверхности образуется довольно толстая, как бы каменистая корка, иногда в палец и более толщиной. 

А при таком со­стоянии почвы, можно сказать, при почти полном отсутствии растворителя и затруднённости почвенного дыхания, никакой чернозём, как бы он ни был богат питательными веществами, не может быть тароватым. Вот почему за последнее время в наших чернозёмных степях произошло заметное пони­жение урожайности не только хлебов, но и трав»1.1 Докучаев В.В. Доклад об оценке земель вообще и Закавказья в особенности. Почвенные горизон­тальные и вертикальные зоны // Соч. Т. 6. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951. С. 388-389.Докучаев критически оценивал работу Петровской земледельческой и лес­ной академии и её преемника — Московского сельскохозяйственного инсти­тута (ныне Московская с.-х. академия имени К.А. Тимирязева). 

По мнению великого почвоведа, преподаватели Петровской академии чрезмерно ориенти­ровались на зарубежную, особенно немецкую, агрономическую науку. Однако «зарубежная агрономия выросла и расцвела на почвах и под небом, отличаю­щихся от наших Если западная агрономия в какой-то мере применима, и то с оговорками, на наших северных почвах и подзолах, то в случае приме­нения её земледельцем нашей чернозёмной полосы это привело бы к самым плачевным для него результатам...»1.

ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДЛИННИК И СОВЕТСКИЙ СПИСОК

В 1920-1930-е годы власти не жаловали основанное Докучаевым генети­ческое почвоведение да и самого великого учёного оценивали невысоко. (Ха­рактерная деталь: в Малой советской энциклопедии предвоенных лет Докуча­еву посвящено 9 строк, а, скажем, польскому коммунисту Домбалю — кто его сейчас помнит? — целых 14.) Но и особо не мешали жить этому научному направлению. В 1926 году даже удалось создать Почвенный институт, который сравнительно успешно работал на протяжении первых 10 лет своего сущест­вования. В 1937-м его, правда, несколько проредили, но так поступали в то время со всеми учреждениями и предприятиями.После войны всё волшебным образом изменилось. 20 октября 1948 года совместным постановлением Совмина СССР и ЦК ВКП(б) был провозглашён Великий Сталинский План преобразования природы. 

Это событие с самого начала объявили историческим. Что любопытно, в постановлении говорилось, что план основан на идеях русских учёных Докучаева, Костычева и Вильямса. Для любого почвоведа и просто грамотного специалиста сельского хозяйства такое сочетание имён звучало дико. Докучаев и Костычев в конце жизни ра­зошлись во взглядах и вели между собой достаточно жёсткую полемику, а Вильямс вообще представлял собой лжеучёного.1 Докучаев В.В. Природные почвенные зоны. Сельскохозяйственные зоны. Почвы Кавказа // Соч. Т. 6. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951. С. 467-468. (Подлинник на франц. языке; пер. с франц. И.А. Моро). 

Анализ постановления показывает, что его составители действительно вос­пользовались некоторыми идеями Докучаева. В первую очередь чиновники ус­воили мысль о необходимости лесопосадок в степи. Этот факт сам по себе следовало бы только приветствовать. Но… план предусматривал расположе­ние лесополос правильными линиями вдоль широт и меридианов, что нельзя не признать очевидной нелепостью. А научное руководство этим действитель­но важным делом поручили академику Лысенко. 

По подсчётам крупнейшего ботаника и лесовода академика В.Н. Сукачёва, из посаженных в степях и полупустынях СССР с 1948 по 1953 год деревьевдо осени 1956 года дожило всего 4,3%. Огромные средства ушли впустую. Тем не менее часть лесопосадок выжила, и это единственная польза, которую стра­на извлекла из великого сталинского начинания.Гораздо хуже получилось с другой составляющей докучаевского плана — водохранилищами. Вместо множества малых водохранилищ на небольших степных речках советские чиновники приказали построить гигантские водо­хранилища по Волге, Дону и Днепру. Что поделаешь: страсть чиновничества к показухе и гигантомании непреодолима, она и советскую власть пережила. 

Цели, которые ставил Докучаев, при этом не были достигнуты. Водохранили­ща-гиганты не помогли сберечь ту влагу, которая достаётся степям от дождей. Она по-прежнему безвозвратно и бесполезно теряется. А вода, которая скап­ливается в волжских или днепровских водохранилищах, — это транзитная во­да, поступающая из лесной зоны. В итоге малые степные речки частично прос­то исчезли, а частично до крайности обмелели и превратились в ручьи. Уро­вень грунтовых вод в степях падает, следовательно, вредоносность засух возрастает. 

Орошаемого земледелия в стороне от немногих крупных рек как не было, так и нет. Зато загрязнение перегороженной плотинами Волги неук­лонно нарастает. Великая река превратилась в цепь водоёмов с почти стоячей водой и утратила способность к самоочищению. В водохранилищах всё чаще встречаются рыбы-мутанты. Всё это сказывается и на здоровье нации, ведь ка­чество питьевой воды в Среднем и Нижнем Поволжье неуклонно ухудшается. Так что, может быть, чиновники и хотели, как лучше, а вышло намного хуже, чем было до «преобразования природы». Итог этой кампании подвёл наш за­мечательный биолог А.А. Любищев: «… преобразование природы имело место, но не в положительную, а в отрицательную сторону»1.

И.Ю. Смирнов  А ЧЕМ РОССИЯ НЕ НИГЕРИЯ?

Мне нравится
Добавить в закладки
Назначить теги
240
Подписки
Подписаться на пользователя Юлька
Нет комментариев