Необычная деревенская история о судьбе одной семьи

Руслан
2020-11-12 20:52:06

Непростую и трагическую историю супругов Митрошиных мне поведал один мой знакомый. На долю этих людей выпало множество жизненных испытаний, часть из которых они с достоинством смогли выстоять, но другая часть оказалась для них настолько тяжелой, что несмотря на все их усилия, им так и не удалось сохранить все то, что они так трепетно и любя создавали за годы своей совместной жизни.
В начале девяностых семья Митрошиных была в своей деревне самой что ни на есть образцово-показательной. Пока все остальные мужики потихоньку спивались, да распродавали свое и ворованное у совхоза имущество, Андрей Митрошин продолжал упорно трудиться и расширял свое подсобное хозяйство. Отношение к спиртному у него было абсолютно нейтральным: лишь изредка выпивал на каких-либо значимых торжествах, всегда знал свою меру, трезвость в работе и никаких «сто грамм для аппетита».Его супруга Тамара во всем поддерживала своего мужа. Дома всегда был идеальный порядок, ухоженный участок, палисадник с цветами и плодородный огород – все это были именно ее заслуги. В перерывах между помощью супругу в ведении хозяйства, и своих домашних дел, Тамара всегда умудрялась находить время на себя и свое творчество. Ее страсть к рисованию была своеобразным душевным оазисом в однообразии и сложности деревенской жизни.Но не все так было хорошо в семье Митрошиных. Как бы они не старались, к каким бы врачам да знахарям не обращались, но не давал им Бог детей. В деревне особо завистливые языки поговаривали: «Это им наказание за то, что чересчур уж они идеальные».— Знаешь, Андрюш, — обратилась как-то Тамара к мужу, когда они сидели на лавочке возле своего дома, обдуваемые ночным прохладным ветерком и, под неумолкаемый сверчковый оркестр, ловили взглядами на небе падающие звезды. — А может хватит с нас уже этой нервотрепки. Ну… не получается… ну что же теперь с этого, лечь и не встать. Может у нас с тобой совсем другое предназначение.— Какое? — тяжело вздохнув, произнес Андрей, не отрывая взгляда от одиноко движущейся в ночном небе, по заданной кем-то для нее траектории, маленькой яркой точки.— Не подарить новую жизнь этому миру, а спасти или улучшить уже живущую.Супруг с сожалением посмотрел на Тамару, лицо которой освещалось краешком тусклого желтого света, падающего на землю от единственного на их улице придорожного фонаря, который сейчас атаковала, жаждущая тепла, многочисленная армия крылатых насекомых, часть из которых – обречена от него же на погибель.— Мне своих детей охота, а не чужих, — Андрей обнял жену за плечо и крепко прижал ее к себе. — Мы же не знаем, кем у этого ребенка были родители. Может у него наследственность будет плохая.— Андрей, не говори глупостей, — раздраженно произнесла Тамара. — Тут сейчас и от родных детей можно такие подарочки получить, что и жить не захочется. Посмотри вон на семью Степашиных: родители – герои труда, уважаемые в районе люди, а отпрыски – один алкаш, а второй из тюрем не вылезает. Вот тебе и наследственность.В этот самый момент с неба, усыпанного мириадами звезд, стремительно устремилась в космическую бездну небесное тело, даря земным наблюдателям лишь пару секунд на то, чтобы они успели загадать свое самое сокровенное желание.— Ты видела? — слегка взволнованно спросил Андрей.— Видела, — без особого энтузиазма ответила ему супруга. — Даже загадать успела…Целый месяц Тамаре потребовалось на то, чтобы уговорить супруга хотя бы попробовать: съездить в детский дом, посмотреть на детишек, пообщаться с ними, может кто и действительно приглядится. Когда же Андрей наконец-то согласился, она обрадовалась этому так, словно узнала о своей собственной беременности.— Ну а если даже ничего и не получится, то значит судьба у нас такая – встретить старость в одиночестве, — взволновано размышляла в слух Тамара, когда они ехали в детский дом. — Будем жить для себя, да в племянниках отдушину искать. Не забудь, кстати, что им надо будет осенние куртки, да ботинки в городе посмотреть, а то Зинка с Мишкой опять весь урожай продадут, долги свои раздадут, а дети в холод раздетыми останутся, будут в рванье старом ходить.— Да уж, — тяжело вздохнул Андрей. — Ни тем родителям Бог детей дал.На пороге детского дома их встретила худощавая женщина невысокого роста, лет шестидесяти, в белом халате и лакированных черных туфлях, чей фасон показался Тамаре немного смешным.— Лукина Светлана Георгиевна – старший воспитатель, — представилась женщина, протягивая руку и, с легкостью пожимая ладонь Тамары, добавила. — Временно заменяю заведующую, пока Анжелика Леонидовна в отпуске.Короткая экскурсия по детскому дому (от главного входа до кабинета заведующей) произвела на чету Митрошиных такое впечатление, что им тут же захотелось забрать отсюда абсолютно всех детей, лишь бы избавить их от этой серости, и мрачности давящих на психику обшарпанных синих стен, и потрескавшегося в некоторых местах потолка.— Прошу вас, — произнесла Светлана Георгиевна, открывая со скрипом деревянную дверь кабинета, белая краска которой имела слегка желтоватый оттенок, говоря о том, что даже косметический ремонт был для этого государственного учреждения непосильной задачей.Присев за деревянный стол, она достала из бокового ящика с десяток серых папок и, пристально посмотрев на гостей, произнесла:— Скажу вам честно. За те полгода, что я здесь работаю, вы у нас лишь десятая семья, которая отважилась на такой шаг. Иностранцы к нам не особо едут, а местным и самим то жрать нечего, ни то что чужих детей обеспечивать.— Да мы пока так, лишь присмотреться, — слегка смутившись сказала Тамара.— Ну что ж, — тяжело вздохнула воспитатель, беря верхнюю в стопке папку. — Давайте присматриваться…Спустя два месяца в семье Митрошиных появились двойняшки – Дима и Таня. Мать отказалась от них еще в роддоме, побоявшись гнева родителей, которые ничего не знали о городской жизни дочери. На протяжении восьми лет дети успели сменить четыре детдома, два раза их чуть было не усыновили разные семьи, а в шестилетнем возрасте Дима чудом выжил после того, как заработал на морозе воспаление легких. Одна из воспитателей выставила мальчика в майке и трусиках на улицу в десятиградусный мороз, лишь только за то, что он абсолютно нечаянно, бегая с мальчишками по коридору, толкнул ее и она опрокинула поднос с компотом.— Теперь это ваш самый настоящий дом? — с волнением в голосе спросила Тамара, когда дети вышли из машины, и с неподдельным интересом рассматривали их просторный и цветущий двор.Тамара и Андрей были просто идеальными родителями, стремящиеся воспитывать своих детей так, чтобы они не только ни в чем не нуждались, но и уже с детства были приучены к тому, что в жизни просто так ничего не дается, и если ты хочешь чего-либо добиться, то идти к этому надо через трудолюбие и упорство. Несмотря на всю зависть своих односельчан, их сплетни и шептания за спинами, новоиспеченные родители продолжали жить так, как считали нужным.Через два года в семье Митрошиных произошло чудо: Тамара забеременела. Родившаяся через девять месяцев девочка получила от родителей имя Виктория, в память о маме Тамары, которая в молодости была успешной балериной, но после рождения дочери сменила многообещающую карьеру на самую лучшую женскую профессию…В 2001 году Андрей решил заняться бизнесом. Его бывший сослуживец предложил ему перебраться в город и открыть там магазин по продаже автозапчастей.— Бросай ты уже в этом навозе ковыряться, — подстрекал его тогда Игорь. — То, что ты сейчас имеешь в месяц со своего хозяйства, мы будем в неделю на железках зарабатывать. И заметь, тебе не придется в пять утра вставать, да весь день горбатить с лопатой в руках.Андрей поддался на эти уговоры. Посовещался с Тамарой, получил от нее одобрение, но решил, что в город пока переберется сам, а как обустроит там все, так сразу и перевезет всю семью. Тем более, что на следующий год Диме и Тане надо будет уже поступать в институт.Для начального капитала семье Митрошиных пришлось тогда продать большую часть своего животноводческого хозяйства, оставив себе лишь малую часть, на тот случай, если вдруг у главы семейства ничего не получится и им придется начинать все заново. Но дела сослуживцев пошли в гору, и уже через семь месяцев Андрей решил распродать весь остаток своей былой сельскохозяйственной деятельности, а на вырученные деньги выкупить место-контейнер на рынке автозапчастей, где они с Игорем планировали открыть свою вторую точку. Тогда ему казалось, что он был самым счастливым человеком на земле, у которого есть все, о чем только можно мечтать…Все изменилось в январе следующего года, когда Дима вместе со своими друзьями отправился на рыбалку и, провалившись в проток, скрытый под тонким слоем льда и снега, с трудом выбрался из ледяной воды. Последствия детской болезни и непрофессионализм местных врачей привели тогда к трагедии, которая стала началом черной полосы в жизни Митрошиных.Первый месяц Андрей не находил в себе силы вести дела, пустив все на самотек. Этим его состоянием и воспользовался недобросовестный Игорь, который буквально обанкротил их бизнес. Он распродал подешевле весь имеющийся в наличие товар, получил предоплату от заказов и, с вырученными деньгами, сбежал в Грецию, оставив партнера (на которого было все юридически оформлено) разбираться с заказчиками и теми поставщиками, у которых они брали запчасти под реализацию.Бесконечные судебные разбирательства, бандитские угрозы, допросы следователей – все это негативно отразилось на здоровье Андрея. В один из дней у него случился приступ, и если бы ни Таня, которая в тот момент была с отцом в городе, то закончилось бы все это весьма печально.Когда глава семейства оказался в больнице, то кто-то из тех, кто считал его единственным виновником в потере своих денег, и уже отчаявшись получить их обратно, решил преподать Андрею урок…Та ночь была для Тамары с Таней самой страшной в их жизни… Нежданные гости ушли лишь только под утро, оставив после себя беспорядок и омерзительную душевную пустоту в своих жертвах. Как же тогда Тамара благодарила Бога, что Вику взяла к себе на выходные мама Андрея.События той ночи имели для юной Тани самые страшные последствия: впав в тяжелую депрессию, во время которой она не смогла найти поддержку со стороны матери, она добровольно ушла из жизни ровно в тот самый день, когда одиннадцать лет тому назад ее детские ножки впервые вступили на зеленую траву полюбившегося ей с братом двора…Когда Андрей выписался из больницы и появился на пороге своего дома в инвалидной коляске, в его глазах навсегда застыли ужас и отчаяние от того, что все вокруг превратилось в серость и мрачность, а от былого счастья остались только фотографии, на которых их семья навечно оставалась счастливой. Лишь благодаря маленькой Вике, в нем окончательно не погасли любовь к жизни и желание продолжать бороться за свое здоровье, даже несмотря на то, что ему пришлось пережить.Однако его убеждений не разделяла Тамара, которая за время отсутствия мужа настолько сильно изменилась, что потеряла к жизни всякий интерес, находя свое утешение лишь в выпивке, с каждым днем все глубже и глубже погружаясь в эту трясину.Тамары не стало через год. В очередной пьяной ссоре, которая возникла в доме одного из ее собутыльников, она стала случайной жертвой, оказавшись на пути разгоряченного спиртным (освободившегося два дня тому назад) старшего сына Степашиных…Сегодня ничего не напоминает о доме Митрошиных в их родной деревне. На том месте, где раньше стоял их дом, новые хозяева построили двухэтажный коттедж, и теперь каждые выходные приезжают сюда с друзьями, чтобы в очередной раз снять с себя стресс и усталость от городской суеты.В 2015 году Виктория, сразу же после того, как не стало ее отца, а годом ранее бабки, уехала в город к своим двоюродным братьям. Теперь она приезжает в родные края пару раз в году, чтобы навестить своих близких, лежащих в одном ряду в пару километрах от деревни, в которой когда-то они все жили счастливо лишь только потому, что были друг у друга.

Мне нравится4
Добавить в закладки
Назначить теги
712
Подписки
Подписаться на пользователя Руслан
RSS
00
2020-11-25 20:19:15

До слёз. Как же не справедливо.