Поприветствуем новичков

Штрафуйте. А я продолжу торговать саженцами, если будут покупатели

Юлька
2021-08-13 22:35:35

 Именно хорошее вино из своего виноградника, избавит Россию от питья суррогатных напитков. -  Есть сорт, — значит, будет и спрос. Нет, мы не льем воду на мельницу противников антиалкогольной кампании. 

Но пора понять разницу между качественным целебным напитком и суррогатами, наводнившими российские магазины. Гармония с природой  — залог здоровой нации. «Каждому гражданину — свой дом и гектар земли», я думаю польза будет для всех! Это самая надежная крепость от любых кризисов! Земледельцы России, объединяйтесь!  Будущее России за молодыми. Им творить этот мир.  

 В село Зверево Лукояновского района Нижегородской области мы с приятелем приехали в середине дня. Это в десятке километров от Пушкинского Болдино. Владелец местного садового питомника Владимир Александрович Шиблев одним из первых в России высадил амурские формы Потапенко. Климат здесь опять же не виноградный. Соблазнился морозостойкими формами. Первый гектар показал, при сумме активных температур (САТ) в  2000 С Амурский Прорыв (№7) дает такое вино, что у местных  дегустаторов поднимаются брови. «И что еще нужно? — задает Шиблев сам себе традиционный русский вопрос. 

– Все есть. Потапенко решил поставленную задачу. Наша – удержать сделанное». — Конечно, все это надо патентовать. Вносить в Госреестр, — убеждает Шиблев. – Процесс должен быть двусторонним. Недавно у меня состоялся традиционный разговор  с одним из инспекторов Госсорткомиссии. Она говорит: вы фактически торгуете контрафактной продукцией.  Я этого и не отрицаю, говорю. Значит, вас надо штрафовать. Штрафуйте. А вы продолжите торговать, говорит она. Продолжу, говорю, если будут покупатели.

Но вы понимаете, что нарушаете закон. Понимаю. Пошли с ней дальше по питомнику. Я ее специально повел на свое гибридное поле малины. У меня есть формы с красивой крупной ягодой до 20г, да еще великолепного вкуса. Форма работает уже несколько лет, ее охотно берут все, кто понимает толк в малине. Инспектор увидела. Ой, что это!? Малина. Вижу, что малина. Откуда? Да вот посеяли гибридные семена и вылезла… Попробовать можно? Пробуйте. Съела и сразу – хочу такую. 

Берите. А  можно? А почему, нельзя. Берите. Она, только  контрафактная. В Госреестре ее нет. — Сделала вид, что не услышала. Но малину взяла. — А что с виноградом?- интересуюсь  темой. — С ним ничего. Рассаживать надо. Распространять. — А проблемы у амурского винограда есть? Вы с ними раньше всех начали работать. Может, недостатки какие, вкус не тот?.. — Проблемы есть. Материала не хватает. Предложение отстает от спроса. Все остальное устраивает. 

— Владимир Александрович, как на ваш взгляд, почему до сих пор нет промышленных виноградников в Центральной России? — Был бы материал, будут  и виноградники. — Но вы же как бы размножаете. Это ваш бизнес. Сколько сделаете, столько и продадите. — Во-первых, у меня тоже ограниченные возможности. А во-вторых,  интересуются многие, но до дела доходит не у всех. Народ стал осторожнее. 

Слишком много революций, перестроек, и прочих МММ… Лет сорок назад в наших местах даже яблони и груши были в диковинку. Страна сидела, воевала, опять сидела, слушала сказку про светлого бычка… Так что, похоже, мы  в стадии переходного запрягания… — Но ведь страна – это мы с вами. Вы свою лошадь запрягли. А где другие? — Другие следом идут… Приедут, посмотрят, вот как вы. Увидят, что процесс идет, и начинают сажать виноград, персики, ананасы… Лишь бы какие-нибудь реформы не помешали. 

Единые европейские, например. Когда они начнутся – тогда все и закончится. Растения — не самолет. В каждой стране свои традиционные источники питания. Убери их  — страна другая…          — Так может, не нужен нам виноград, персики и т.п? У нас есть картофель, капуста, морковь, репа, тыква… Зерно наконец, что там еще?..          — У нас многое чего есть. Но поскольку экспериментальный полигон у нас самый  большой, почему бы не виноград, если есть подходящий сорт для нашей местности.

Не надо путать огурцы с опилками… Есть вещи съедобные, натуральные, а есть условно съедобные, когда другого больше ничего нет. Чрезвычайная  ситуация  и будничная — разные вещи.          — Кстати, а что скажете о геномодифицированных продуктах.          — Всякий живет в своем мире. Кто в натуральном, кто в виртуальном…         

— Вы — демократ?          — Я диктатор. Отбираю самое вкусное, полезное  и красивое.          — Вы – верующий диктатор или – пантеист? Это те, кто ближе к природе.          — Я верующий в природу, но в ней верю лишь в то, на что указывает мне Бог.          — Сложно.          — Зато доступно.        

  — С Чугуевым в контакте?          — Да, приезжал, купил у меня десять тысяч амурских сеянцев…          — Результат есть?          — Кажется, есть. Приглашал осенью к себе, обещал что-то показать…          Осень 2009 удивительная. Такой погоды, солнечно — теплой, вплоть до декабря, не помнит ни один саратовский старожил. Меня снова тянет в Оленье. Интернет не заменит живого общения.

Поэтому предпочитаю все видеть вживую… Мы ведь не скоро запрягаем… Сейчас десятки селекционеров — любителей заполняют нишу, из которой ушло государство. Интересные формы получено на юге, на севере. Не только виноград. Много других культур: персики, абрикосы, алыча, яблони, груши, малина, облепиха, орех… Востребованы не только Уралмаши и Днепргэсы, но и дяди Васи, тети Маши, которые с уверенностью выносят свой продукт на рынок. 

Народ не ждет манны небесной. Он делает дело, несмотря на кризисы и возраст, творит даже в восемьдесят семь лет. (В. А. Шиблев)  «Неработоспособная система сертификации дискредитирует саму идею, но  никак не препятствует вопиющему безобразию, когда 90% плодовых саженцев   десятки лет  реализуется на рынках, вдоль дорог,  в любых даже небольших населённых пунктах   без сертификатов, низкого качества, да еще и с ложными названиями!»  Так  к примеру   некоторые   полностью  перестают выращивать новые сорта  и заменяют их на старые, которые не требуют покупки лицензии.  

 Другие   одновременно уменьшают количество приобретаемых лицензий,  и   дают недостоверную информацию по количеству размножаемых растений. Третьи резко увеличивают цену  на лицензионные  саженцы, но чтобы реализовать их по высокой цене приписывают     новинкам  исключительные   свойства. В этих условиях происходят следующие негативные процессы. Патентообладатель получает мизерный доход, а  селекционер не получает от своих сортов практически ничего.  Производитель саженцев не получает от продажи  лицензионной новинки  никакой дополнительной прибыли, поскольку выращивает   ее в  ограниченном количестве, а значит для него нет никакого резона выращивать новинки.    (Качалкин М.) Русское поле… я твой тонкий колосок…

Здесь отсекать пока нечего. Есть сорта, знания, понимающие люди. Нет виноградников, соразмерных Русской равнине. Нет необходимых оборотных средств. Нет  самой земли, свободной от чьей-то собственности.  У кого все это есть, про виноград не думает. Думает поколение, которому уже мало что нужно. Оно прошло коллективизацию, войну, «светлое будущее»… вот оно пока и думает о многом. В том числе о Великом Виноградном Пути для России. Где и как он пройдет, это поколение предполагает, но душа болит за тех, кто  идет  сегодня. Пока еще  есть возможность что-то подсказать….

Когда еду в сторону Волгограда невольно отыскиваю взглядом места, где могли бы раскинуться виноградники. Таких мест много. Фактически все правое и левое побережье Волги от Саратова до Волгограда, включая Красноармейск, Камышин… И  обратно до Хвалынска и Духовницкого района. Если иметь в виду лишь километровую полоску вдоль Волги, то в размерах Саратовской области это более 200тыс. га, а если принять в расчет малые районные реки, наберется более 1млн.га. Резерв астрономический, сравнимый с Францией, Германией. 

В одной области… Господи, какая огромная страна! Однако потише, потише… Чтобы освоить даже эту территорию, ни монахи, ни римляне не нужны. Не нужен даже кредит. На желание, не ограниченное временем, никаких кредитов не хватит… Это не бизнес — проекты. Это человеческая жизнь из поколения в поколение…. Парадоксально, но крупные производители посадочного материала проблему решают о
тчасти. Масштабное  производство всегда грешит некачественным товаром, и  покупатель от него отворачивается, предпочитая проверенных бабушек и дедушек, чью продукцию можно увидеть и попробовать живьем. Красота и качество в понятие «много и сразу» не укладывается, как бы ее туда ни запихивали. ( А.И. Потапенко.)   

         Ассоциация будет работоспособной, когда все вместе селекционеры, питомниководы, опытники проводят испытание саженцев в каждом областном питомнике, осуществлять сбор информации и изучение результатов народной селекции с целью распространения этих результатов на  всей территории России. Информировать садоводов о лучших прогрессивных сортах плодовых, ягодных и цветочно-декоративных культур по России, новых  технологиях выращивания посадочного материала. 

Проводить ярмарки в областных городах,  рассылать саженцы почтой, самое главное проводить сертификацию. Госсортинспекция бумажный чиновник по сертификации, не имея своего опытного участка, не участвуют на съездах, форумах не имея знаний новых сортов растений. Неработоспособная система сертификации дискредитирует саму идею, но  никак не препятствует вопиющему безобразию, поэтому спекулянтов с ложными  названиями саженцев расплодили на ярмарках.

В каждом областном городе  представитель  Ассоциации при поддержке местных организаторов ярмарок, селекционеров, обязан проводить сертификацию. Схема проведения ярмарок могла быть по типу концертов на стадионах «Шоу Бизнес» по России. Есть ли устав Ассоциации?  А можем, перенять опыт у Польши?  В обязанности  Ассоциации должна входить реклама выставок,  ярмарок посадочного материала (на телевидении «Россия1»).

® АППМ, www.ruspitomniki.ru

https://www.ruspitomniki.ru/article/selekciya-i-in...

Мне нравится
Добавить в закладки
Назначить теги
401
Подписки
Подписаться на пользователя Юлька

Смотрите также

Нет комментариев