Жизнь сорта яблони продолжается 300 лет

Юлька
2021-02-18 17:22:00

Бербанковские методы выведения растений

Только тот, кому хоть раз в жизни удалось из семени яблони, косточки вишни или сливы вырастить новое дерево и сорвать с него первый плод, может по-настоящему оценить трудности и длительность такой работы. Поэтому не удивительно, что выведением новых фруктовых деревьев занимались во времена Бербанка не только в молодой Америке, но и в старой Европе лишь немногие любители-одиночки. Но если выращивание из семени плодоносящей яблони является делом длительным и трудным, то выведение нового сорта фруктового дерева представляет собою во много раз более сложную задачу. Выращивая в питомнике из семян саженцы фруктовых деревьев, Бербанк обратил внимание на возможность выводить новые сорта посевом семян и косточек культурных деревьев.

В практике садоводства издавна установилось обыкновение выращивать культурные сорта яблонь, груш, слив, миндаля и т. д. путем прививки глазка (почки с частью коры и древесины) или «черенка» ветки культурного борта на подвой (корневая система с нижней частью стволика), выращенный из семян диких лесных яблонь, груш, айвы и др., как более выносливых и жизнестойких растений, обеспечивающих хорошее развитие изнеженного культурного привоя. 

Понятно, вместо дорого стоящей и хлопотливой прививки лучше и проще всего было бы выращивать фруктовые деревья посевом их семян, но беда в том, что из такого посева нельзя получить деревьев, подобных родительским, — особенности культурного сорта не всегда воспроизводятся половым путем по целому ряду причин. Прежде всего почти каждый культурный сорт представляет собою искусственную или естественную помесь нескольких или многих сортов и форм, и при посеве получается «расщепление» — в разнообразных сеянцах обнаружить родительские свойства труднее. Именно поэтому в садоводстве прочно установилось обыкновение поддерживать воспроизведение сорта только вегетативным (бесполым) путем. 

Фактически каждый современный нам сорт фруктового дерева, особенно семечкового (яблоня, груша, айва) или косточкового (миндаль, слива, абрикос и др.), размноженный в огромном количестве экземпляров, составляет одно единственное дерево, части которого — глазки и черенки — разрослись на чужих корнях в самостоятельные деревья.Как жизнь каждого плодового дерева кончается одряхлением и смертью, так и каждый сорт остается плодовитым и не теряет своих качеств, как показала практика, определенный срок (для яблонь, например, считают возраст сорта приблизительно в 300 лет).

Этот срок сокращается вследствие того, что появляются новые, более совершенные сорта, часто занимающие в молодых насаждениях большие площади по сравнению со старыми, выходящими из «моды». И до Бербанка, как мы уже знаем, отдельными селекционерами-плодоводами делались попытки выводить новые сорта выращиванием саженцев из семян плодов культурных сортов. 

Многие сорта, разводившиеся в садах до Бербанка, были получены таким именно путем, но никто из современных Бербанку селекционеров не считал выведение новых сортов фруктовых деревьев из культурных семян серьезным делом, сколько-нибудь заслуживающим внимания садоводов.Бербанк доказал, что семена культурных сортов фруктовых деревьев могут дать новые ценные разновидности и сорта при условии тщательного их отбора. 

Он сумел так широко и прочно организовать эту работу, что она вошла в селекционную практику садоводов как один из методов, пригодных для широкого применения. Сам Бербанк вывел много ценнейших сортов плодовых деревьев из семян культурных плодов.С непревзойденным мастерством отобранные Бербанком сеянцы плодовых деревьев для выявления качества все же нуждались в проверке.

А так как пора плодоношения плодовых деревьев наступает только через несколько лет, иногда не раньше десяти, то Бербанк в целях ускорения воспроизводства, к чему он всегда стремился, ввел в практику прививку черенков молодых деревцев к взрослым деревьям. Таким путем ему удавалось уже на третий-четвертый год после посева получать плоды выведенных новых сортов и продолжать отбор уже по качеству плодов. 

В садах Бербанка некоторые взрослые деревья одновременно давали плоды до двухсот различных сортов, привитых для проверки в порядке отбора. Такой способ очень ускорял производство опытов и, главное, позволял проводить отбор из плодоносящих сортов, что было бы невозможным, если бы Бербанк ожидал поры самостоятельного плодоношения саженцев. 

Иван Владимирович Мичурин отрицательно относился к такому способу испытания нового сорта на взрослом плодовом дереве, так как считал, что взрослое дерево, как подвой, влияет на молодой черенок привоя, и поэтому плод не будет типичным для сорта. Кроме того, Мичурин был твердо убежден (что и доказал своими опытами), что качество плода изменяется и улучшается постепенно, по мере возмужалости дерева. Следовательно, плод с молодого (одно-, двух- или трехлетнего) сеянца не может быть характерным для вполне развитого, взрослого дерева. 

Мичурин был прав, имея в виду случаи, когда количество подопытных растений невелико, как это и было у него в крайне стесненных условиях дореволюционного периода его работы.Бербанк практиковал постановку своих опытов в широких масштабах, и несовершенство проверки плодов с молодых побегов искупалось тем, что таким способом он вводил в процесс отбора очень большое количество сортов одновременно и, главное, мог производить отбор деревьев по качеству плодов сразу с очень многими экземплярами. 

Это давало возможность получать замечательные результаты. Поэтому описанный метод Бербанка очень ценен и может быть широко применен в наших современных условиях, когда вполне осуществимы массовые селекционные опыты с плодовыми деревьями не только в растениеводческих и селекционных институтах, но и в садах хат-лабораторий, колхозов и совхозов.

Прививка испытываемых сеянцев в кроны взрослых деревьев (в садах Бербанка в Севастополе)В еще более грандиозных размерах, чем с плодовыми растениями, Бербанк осуществлял опыты по выведению отбором цветущих травянистых растений. Особенностью его работы в этом случае было получение возможно большего количества особей из качественно однородного посевного материала.Но как бы ни было велико и исключительно уменье Бербанка производить отбор из массы растений, оно не принесло бы большой пользы и дало бы только посредственные результаты, как и у многих других селекционеров-садоводов, если бы он не применял глубоко продуманного в каждом отдельном случае плана отбора применительно к намеченному заранее «идеалу» нового сорта. 

В процессе отбора Бербанк не выискивал готовую форму, мутацию, в которой были бы представлены желательные особенности. И совершенно неправильно представлять себе Бербанка, производящего отбор, «кладоискателем», высматривающим в каждом случае одно-единственное растение, отвечающее его требованиям. Он отлично понимал, что в процессе отбора можно итти к наилучшим результатам только по следам самой природы. 

Так именно Бербанк и делал: огромной массе экземпляров растений, подвергшихся отбору, он давал только направление «к выживанию приспособленного».Порядок отбора заключался в том, что каждый раз, в зависимости от намеченного «идеала», Бербанк пересматривал растения, выделяя из них только приближающиеся к намеченным признакам. Следующий обход он приурочивал к такому времени (или стадии развития подопытных растений), когда наиболее ясно обнаруживаются другие необходимые для отбора данного растения признаки.

Во второй раз Бербанк выделял, осуждая на уничтожение, те экземпляры, у которых отсутствовал очередной признак, обязательный для отбираемого нового растения. Так в течение одного года Бербанк несколько, иногда десятки раз пересматривал огромную массу растений, оставляя к концу отбора только несколько экземпляров, которые получали право на воспроизведение потомства, В следующем поколении повторялась такая же кропотливейшая работа.Четвертое, чаще пятое или шестое поколение дают, наконец, в результате отбора новый сорт или, чаще, исходные родительские формы для получения нового сорта скрещиванием.

В чем же смысл бербанковского отбора и причины его замечательных успехов? Бербанк умел подбирать, как художник краски для картины, отдельные, но наиболее важные и существенные черты внешнего строения и жизненных свойств (физиологических) будущего, создаваемого растения, шаг за шагом отбрасывая растения с отрицательными признаками и сохраняя только те, у которых обнаруживал хотя бы отдельные и слабо выраженные искомые черточки и особенности. 

Бербанк последовательно своим отбором «сгущал» из поколения в поколение желательные признаки все в меньшем и меньшем количестве особей, из числа которых выбирал достаточно удовлетворительное в качестве нового сорта или как родительские, для дальнейшей работы скрещиванием. Достигал этого он беспощадной браковкой множества растений, подражая в некоторой мере процессу естественного отбора, происходящего в природе, ускоряя и направляя этот процесс по намеченному заранее плану. 

Представители религии очень часто говорят о «божественном плане», когда хотят внушить верующим мысль, что природа «создана волей всевышнего». Прямой противоположностью религиозным воззрениям были бербанковские планы создания новых растений руками человека. Это революционизирующее человеческую мысль действенное начало работ Бербанка нельзя упускать из вида ни на минуту. Ведь и в наши дни не сломлена еще окончательно сила религиозных пережитков и традиций, сказывающихся вольно или невольно и на мышлении многих ботаников и растениеводов.Всемирная слава Бербанка была основана на его замечательных гибридизаторских работах. 

Он первый ввел широко в практику селекционной работы метод отдаленной — межвидовой (и даже межродовой) — гибридизации.Если в процессе отбора сеянцев Бербанк выделял из популяций (наследственно неоднородной массы семян) одной разновидности сорта растения с различными уклонениями, то у него новая форма или сорт получались или как выделенная «чистая линия» (наследственно однородные растения), которую в смеси с другими не замечали раньше, или в виде «мутации», родоначальников действительно новой формы (и даже вида). Чаще Бербанк новую форму, сорт создавал гибридизацией с последующим отбором. 

Необходимо подчеркнуть весьма существенный момент бврбанковской работы — гибридизацию, особенно отдаленную, которую он применял не как самодовлеющий метод, а лишь в качестве приема и сильного средства расшатать наследственную основу скрещиваемых растений с целью вызвать появление возможно большей пестроты и разнообразия потомства. Другими словами, Бербанк никогда не стремился при помощи отдаленного скрещивания обязательно слить воедино разнородные родительские свойства (что, впрочем, иногда и получалось в его практике) в гибриде. 

От скрещивания Бербанк всегда ожидал только богатого материала для отбора.Наиболее существенной особенностью бербанковских методов по выведению новых растений был отбор. Чем разнообразнее и сложнее проявлялись в потомстве подопытных растений последующие поколения, тем увереннее чувствовал себя Бербанк, тем больше он рассчитывал на успех.Именно отбор был стихией Бербанка. В отборе он не знал себе равных, и отбору обязаны все его чудеса. 

Поэтому гениальный садовник неутомимо и проводил бесчисленные скрещивания — ему нужен был возможно больший материал для отбора. Скрещивание, как метод бербанковской работы, в его практике применялось не только для расшатывания наследственной организации скрещиваемых растений. Очень часто скрещивание, особенно близкородственное, Бербанк применял для прямого слияния родительских признаков, уверенно ожидая промежуточных форм в качестве новых сортов. 

В искусстве опыления Бербанк едва ли не превосходил опылителей-насекомых. Когда он занимался опылением, пальцы его порхали над цветами, как стрекозы, и Бербанк производил скрещивание огромного количества растений; иногда пыльца для отдельных опытов расходовалась чуть ли не килограммами, опылялись миллионы цветов.

Всю эту работу Бербанк производил целиком сам, по возможности не передоверяя ее своим помощникам.Бербанк так описывает свою работу по скрещиванию: «… Когда воздух был напоен сильным ароматом цветов и деревья стояли в своем ослепительном весеннем уборе, я взял свои щипцы и стеклянную чашечку и принялся за работу.

Бербанк за работой — опыляет цветки сливовых деревьевНичто не дает растениеводу столько радости и удовлетворения, как эта работа. Подобно своим товарищам по работе — пчелам, колибри, муравьям и бабочкам — он идет от цветка к цветку; на нем, правда, нет таких блестящих одежд, и влечет его не аромат цветов: его влекут богатые перспективы, которые открывает его работа, и руководится он теми заметками, которые в минувшем году сделал относительно выдающихся признаков каждого плода. У меня в кармане пачка листков, на которых обозначен каждый отдельный плод по своему качеству, величине, форме, вкусу, цвету, размеру, прочности, свойству мякоти и т. д. 

Каждое дерево имеет знак, указанный в прошлогодних заметках. Подобно тому, как художник выбирает краски для своей палитры, так и я выбираю те качества, которые хочу объединить в своем плоде… Здесь часто возникает интересная проблема, потому что дерево, которое раньше дает плоды, и цветет раньше, а дающее более поздние плоды цветет иногда слишком поздно, чтобы можно было устроить между ними свадьбу. 

Что я делаю в таком случае? Беру один из самых поздних цветков скороспелого дерева и спешу с ним к поздно созревающему дереву; к моей радости, я нахожу на нем маленькую честолюбивую почку, которая как раз просыпается и протирает себе глазки, чтобы посмотреть, в каком замечательном мире она родилась. Затем медлительный, поздний цветок и честолюбивый ранний маленький цветок соединяются браком. И после этого люди думают, что выведение растений представляет собой скучную и пустую работу?..»

Приемы отдаленного скрещивания были разработаны Бербанком применительно к особенностям специальной задачи, какую он ставил перед собой в каждом отдельном случае: Привлекались или две отдаленно-родственные формы в целях слияния их основных свойств, или одна из них в качестве дополняющей, улучшающей какую-нибудь одну особенность исходной формы, или, наконец, для получения гибрида как совершенно новой, не бывалой новинки для опытов.

Одна из лилий БербанкаСкрещивание отдаленно-родственных форм применял Бербанк и для получения промежуточной формы, которая облегчила бы дальнейшее скрещивание, служила бы в качестве моста, соединяющего иначе не поддающиеся слиянию растения. В каждом случае методы скрещивания были различными. Бербанк в своей работе выведения всегда проявлял творческую изобретательность, основанную на глубоком понимании разнообразных сторон жизни растения. 

В руках Бербанка перебывали растения и приполярных и тропических стран, растения Сибири интересовали его в такой же мере, как и Австралии, Мадагаскара или Средиземноморья. Растительные богатства всей земли Бербанк привлекал для своих опытов, не просто интересуясь не известными ему формами, а в определенной системе, мобилизуя родственные формы юга и севера, различных климатических зон в дополнение к тем культурным растениям, с которыми он вел опыты. 

Поэтому коллекционирование Бербанком флористических богатств земли было строго последовательным собиранием представителей, по возможности, всех ближайших родственных групп к тем подопытным родам и видам растений, какие он хорошо изучил по их американским родичам,Это не значило, что Бербанк оставался равнодушным ко всякому неизвестному растению, попадавшему ему в руки из самых географически разнообразных мест земли. Нет, он проявлял к каждому из них живейший интерес, но для видов, с которыми работал, он не щадил энергии и средств, собирая мировые коллекции. Так он создал замечательные коллекции лилий, маргариток, слив и т. д. 

Вся его деятельность была основана на этом широчайшем привлечении всего разнообразия культурных и диких форм по каждой группе растений, с которыми он начинал работу.Это был его основной метод (или принцип), первый завет, оставленный им продолжателям дела перестройки растительного мира земли. 

Вторым его методом и заветом, как мы уже отметили, было применение посевов семян культурных фруктовых деревьев и выделение в потомствах ценных разновидностей и сортов. 

Третьим методом выведения новых растений была смелая межвидовая и даже межродовая гибридизация, которую для целей садоводства он сумел использовать даже в случаях бесплодия помесей, так как вполне возможен путь бесполого (вегетативного) размножения, широко применяемый в садоводстве.

Гениальный садовник даже бесплодие гибридов, которое отпугивало селекционеров, сумел поставить на службу людям — выводил бессеменные и бескосточковые плоды, представляющие большой интерес для садоводства.

Но методы и приемы Бербанка, простые и доступные в основных положениях, применялись им в различных случаях по-разному, и поэтому понять всю силу, действенность, практический и научный смысл работы Лютера Бербанка можно, только ознакомившись с образцами его творчества как растениевода, селекционера и оригинатора.

Мне нравится1
Добавить в закладки
Назначить теги
213
Подписки
Подписаться на пользователя Юлька
Нет комментариев