Войти Зарегистрироваться Поиск
КонкурсыСад и огородЦветоводствоДелимся опытомНовостиДача, дом, участокМагазин садоводаИгра-обменБолталкаСтатьиПрочееЭто интересноЖивотные на дачеПоздравления по любому поводуПольза растенийПолезная литератураПомогите опознать и другие вопросы

Отечественные селекционеры - последователи Лысенко и мичуринской биологии

Godmode
Godmode
2022-06-12 09:48:55
Подписаться

И. В. Мичурин

Иван Владимирович Мичурин (1855–1935 гг.) был родом из русской глубинки, относимой ныне к Тамбовской области, где издавна обитали мелкопоместные дворяне Мичурины. Трудные условия детства ― бедность и болезнь отца ― вынудили его с раннего возраста зарабатывать на жизнь ремеслом и службой в железнодорожной конторе. Однако настоящим его увлечением было садоводство. Свой редкий досуг он использовал для изучения ботаники, географического распространения плодовых растений, знакомства с каталогами плодовых фирм, с состоянием отечественного садоводства, о котором впоследствии писал: «В течение целых столетий не принималось почти никаких мер к его улучшению, в особенности, в средней и северной частях Европейской России…

Сортименты были крайне бедны и, кроме того, засорены различными полукультурными, а иногда и прямо дикими лесными деревьями. Из сносных сортов по продуктивности в то время повсюду фигурировали на первом плане среди яблонь ― одни Антоновки, Боровинки, Скрижапели, Анисы, Грушовки и т. п.; среди груш ― Бессемянка, Тонковетка, Лимонка; среди вишен ― Владимирская и ее сеянцы; среди слив ― сеянцы различных тернослив и терна… Среди груш совершенно не было зимних сортов. Что касается черешен, абрикосов, персиков и винограда, то эти виды плодовых растений только изредка встречались в оранжереях…». 

В 1875 году И. В. Мичурин арендовал за 3 рубля в месяц для постановки селекционных опытов пустующую усадьбу с запущенным садом в городе Козлове Тамбовской губернии. Первыми мичуринскими сортами были: малина Коммерция, вишня Гриот грушевидный, Мелколистная полукарликовая, Плодородная, межвидовой гибридный сорт вишни Краса севера (вишня Владимирская ранняя х черешня Винклера белая). В 1888 году, накопив немного денег, Мичурин приобрёл собственный участок земли. 

Покупка полностью истощила его средства, и основание первого русского селекционного питомника началось при капитале в 7 рублей. Тяжёлый труд вскоре начал приносить плоды. На участке выросли гибридные сеянцы яблонь, груш, слив, черешен, вишен; впервые появившиеся в этой области России абрикосы, персики, виноград, тутовое дерево, маслина. Основным методом Мичурина при выведении новых сортов, выносливых к суровому климату центральной России и одновременно имеющих высокие качества плодов, была отдалённая гибридизация.

Экспериментальным путём подыскивалось наилучшее сочетание положительных признаков у гибридов, географически далёких по местообитанию и родству. Например, сорт груши Бере зимняя Мичурина был выведен скрещиванием уссурийской дикой груши, мелкоплодной, но зимостойкой, и южной Бере рояль с крупными сочными плодами. У гибрида оказались крупные, лёжкие, имевшие высокие вкусовые качества плоды ― как у её южного родителя ― и, вместе с тем, гибридное растение переносило холод до -36°. Широко применял Мичурин также методы прививок и «воспитания»-закаливания сеянцев. Мичурин не только занимался практической селекцией, но и разрабатывал теоретические вопросы наследственности и изменчивости. 

Он подчёркивал большую роль окружающей среды в формировании свойств растений и считал, что наследственность под воздействием изменений в условиях жизни (климата, питания,…) может меняться. В 1905 году, к пятидесятилетию Мичурина, в его селекционном активе имелся ряд превосходных сортов яблонь: Антоновка шестисотграммовая, дававшая урожай с одного дерева до 350 кг, Кандиль-китайка, Ренет бергамотный, Парадокс, Шафран северный осенний; груш: Бере зимняя Мичурина, Бере победа, Бергамот Новик; слив: Ренклод реформа, Терн сладкий; виноград: Северный белый, Северный черный и др. 

Ряд сортов яблонь и ягодных культур Мичурин продвинул далеко на север. В 1912 году деятельность И. В. Мичурина в области садоводства получила государственное признание: он был награждён орденом св. Анны 3-й степени. В том году вышел указ Николая II «О насаждении сельскохозяйственных опытных учреждений», в соответствии с которым в России открылось 12 специализированных селекционных станций. После революции 1917 года Мичурин передал свой питомник государству и был назначен его заведующим. 

В это время в нём находилось уже 154 новых сорта, выведенных Мичуриным, среди которых были 45 сортов яблонь; 20 сортов груш; 13-вишен; 15-слив (из них три сорта Ренклодов); 6 — черешен; много кустарников; а также ряд южных деревьев: абрикоса, миндаля, шелковицы, белой акации. В 1921 году достижения Мичурина были продемонстрированы на уездной выставке. Его питомник стал привлекать внимание земледельцев, представителей сельскохозяйственных артелей и коммун. В 1923 году в Москве прошла первая Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Экспертная комиссия присудила высшую награду И. В. Мичурину. 25 октября 1925 года в городе Козлове был торжественно отпразднован юбилей пятидесятилетней деятельности И. В. Мичурина. 

Возросла материальная база питомника и его научно-исследовательские возможности. Теперь в нём производилось до 800 комбинаций скрещиваний ежегодно. В его отделениях имелось до 30 тысяч гибридов яблонь, груш, вишен, черешни, слив, миндаля, персика, абрикоса, алычи, винограда, грецкого ореха, фундука, шелковицы, малины, ежевики, крыжовника, смородины, земляники и других растений. Помимо создания новых сортов плодовых деревьев и кустарников Мичурин занимался декоративными растениями. Он вывел лилию фиалковую, которая выглядела как лилия, а пахла, как фиалка; около 30 сортов роз — Князь Варягов, Князь Рюрик, Нептун, Церера, В 1927 году на экраны страны вышел кинофильм «Юг в Тамбове», пропагандировавший мичуринские достижения. Фильм имел большой успех в Советском Союзе и за рубежом.

В 1928 году питомник был переименован в селекционно-генетическую станцию плодово-ягодных культур имени И. В. Мичурина, а в 1929 году в Козлове открылся первый в стране техникум селекции плодово-ягодных культур. Ему также было присвоено имя Мичурина. Был напечатан том трудов И. В. Мичурина «Итоги полувековых работ», в котором рассказывалось о его достижениях и методах. 7 июня 1931 года И. В. Мичурин был награждён орденом Ленина. 

3 октября 1931 года правительство приняло решение об организации на базе мичуринского питомника производственного учебно-опытного комбината в составе совхоза-сада на площади свыше 3500 га; Центрального научно-исследовательского института северного плодоводства; Института плодоовощного хозяйства (селекционного вуза); техникума; рабфака; детской сельскохозяйственной станции; опытной школы. 18 мая 1932 года город Козлов Тамбовской области, ставший крупнейшим центром научно-исследовательского и промышленного садоводства, был переименован в Мичуринск. К Мичурину часто приезжали для консультаций. 

Он вёл обширную переписку. В 1928-35 гг. сельскохозяйственным заведениям разного рода, опытным станциям, колхозникам, всего в 3058 адресов, было отправлено свыше 600 тыс. штук саженцев. Тем не менее, спрос на мичуринские сорта в десятки раз превышал предложение. 20 сентября 1934 года страна отпраздновала юбилей восьмидесятилетия жизни и шестидесятилетия творческой деятельности Мичурина. 

От имени Сталина ему была послана приветственная телеграмма. Из высказываний И. В. Мичурина: Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у неё ― наша задача. Я всегда и всецело был поглощен только одним стремлением к занятиям выращивать те или другие растения, и настолько сильно было такое увлечение, что я почти даже не замечал многих остальных деталей жизни; они как будто все прошли мимо меня и почти не оставили следов в памяти. 

Плоды моих трудов идут на пользу широким массам трудящихся, а это для экспериментатора, для каждого учёного самое главное. «Над чем Вы работаете, Иван Владимирович?» ― спрашивали его многочисленные посетители. «Над тем, что сегодня полезно для государства», ― лаконически отвечал он. 

С. И. Исаев 

Сергей Иванович Исаев (1901-85 гг.) очень рано увлёкся мичуринскими идеями целенаправленного преобразования мира растительной природы. 

Особенно захватили его работы по выведению новых сортов яблонь, ставшие главным делом его жизни. В 1920-х гг. С. И. Исаев учился в Тимирязевской сельскохозяйственной академии, одновременно руководя биостанцией юннатов, которую консультировал И. В. Мичурин. Закончив академию, он в 1931-40 гг. работал в научно-исследовательском институте садоводства им. Мичурина, где стал первым заведующим отделом селекции. В 1940 году С. И. Исаев переехал в Саратов. Он преподавал в Саратовском СХИ; а с 1943 г. заведовал там кафедрой селекции плодовых и овощных культур. Основным объектом его исследований оставались яблони. 

В 1943 году селекционер участвовал в проводившемся в Москве совещании по садоводству, результатом которого стало принятие Закона о садах. После войны, во исполнение этого Закона, по всей стране было посажено множество плодово-ягодных садов. Среди важных научно-практических достижений С. И. Исаева того времени было получение семенного потомства выведенного И. В. Мичуриным сорта яблони Ренет бергамотный. Плоды яблок этого сорта, созданного путём прививки яблони на грушу, имели грушеобразную форму, и передача этого признака в семенном потомстве стала одним из примеров вегетативной гибридизации ― переноса наследственных свойств без взаимодействия хромосом ядра. 

Этот пример использовался в дискуссиях между мичуринцами и вейсманистами о возможности направленного воздействия внешней среды ― «воспитания» ― на наследственность живых организмов. С. И. Исаев рассказал о Ренете бергамотном на августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г.: «Учение о вегетативной гибридизации является одним из центральных разделов мичуринской генетики и селекции, вокруг которого шла, да и до сих пор идет борьба менделистов-морганистов с мичуринцами. Поэтому не лишним будет привести еще один пример из наших работ по вегетативной гибридизации яблони. Среди сортов И. В. Мичурина известен классический пример вегетативного гибрида между яблоней и грушей ― Ренет бергамотный, который был получен в результате прививки почки с однолетнего стадийно молодого сеянца яблони в крону дерева груши. 

Ренет бергамотный уже полвека стойко сохраняет при вегетативном размножении признак, приобретенный при вегетативной гибридизации ― грушевидную форму плода у плодоножки. В 1935 г. в свою очередь мы скрестили Ренет бергамотный с различными сортами яблони. Гибриды, выращенные из семян, полученных от этого скрещивания, с 1944 г. уже плодоносят на экспериментальной базе Научно-исследовательского института имени Мичурина. И вот, интересно отметить, что среди этих гибридов встречаются такие, которые унаследовали характерный тип плодов Ренета бергамотного, напоминающих грушу, т. е. унаследовали и при половом размножении признак, приобретенный при вегетативной гибридизации».

Там же С. И. Исаев привёл и другие примеры противоречий между доктринами оппонентов мичуринцев и селекционной практикой: «В наших опытах с гибридами яблони выяснилось следующее: если при скрещивании северного сорта с южным материнским растением в данной паре брался северный сорт, то и потомство получалось более морозостойким, чем при обратном скрещивании, когда материнским растением в той же паре брался южный неморозостойкий сорт.

Подобное же явление мы отметили на гибридах яблони и в отношении величины плодов. При одной и той же паре исходных форм потомство получалось более крупноплодным в том случае, когда в качестве материнского растения брался именно крупноплодный, а не мелкоплодный сорт этой же пары. В литературе также имеются указания селекционеров о получении неодинаковых результатов от прямых и обратных скрещиваний… С позиции менделевско-моргановской комбинаторики ген-факторов нельзя дать удовлетворительного объяснения этому явлению». С 1949 года С. И. Исаев работал в МГУ. В 1950-54 гг. он был деканом биолого-почвенного факультета; с 1952 по 1966 гг. заведовал кафедрой генетики и селекции; с 1966 г. заведовал лабораторией биологии, генетики и селекции садовых растений. 

Основным направлением научно-практической деятельности С. И. Исаева было выведение морозостойких сортов яблони с плодами длительной лёж-кости ― продолжение работ Мичурина. Для этого он применял мичуринские методы географически отдалённого скрещивания, создавая гибриды местных сортов с американскими (Джонатан и др.). Им были созданы 35 новых сортов яблонь, 8 из которых районированы. Среди них Северный синап, районированный в 11 областях нашей страны; Медуница; Конфетное; Память Мичурина; Московская поздняя; Десертная Исаева и другие. 

В советское время сорта С. И. Исаева занимали до 25 % площади промышленных садов средней полосы России. За 1976-84 гг. его сорта в питомниках были размножены в количестве около 6 млн. саженцев. С. И. Исаев был удостоен звания лауреата Сталинской премии (1950 г.); Большой золотой медали ВДНХ (1961 г.); диплома почёта ВДНХ (1972 г.); золотой медали им. Мичурина (1982 г.). Ему было присвоено звание заслуженного деятеля науки РСФСР. Дело С. И. Исаева продолжила его дочь, Ирина Сергеевна ― доктор сельскохозяйственных наук, член редакционного совета журнала «Сад и огород», автор ряда популярных книг по садоводству.

П. П. Лукьяненко 

С именем Петра Пантелеймоновича Лукьяненко связана эпоха в создании новых сортов пшеницы. В 1930-х гг., когда он начал селекционную работу на Кубани, средняя урожайность пшеницы по стране составляла 9,1 ц/га, несколько увеличившись по сравнению с предвоенным уровнем ― 7,4 ц/га (на юге 10–12 ц/га), но всё же заметно уступая урожайности этой культуры в наиболее развитых странах ― Англии, Германии, Голландии ― порядка 25–30 ц/га. Созданные П. П. Лукьяненко в 1940-50-х гг. сорта, в особенности получившая всемирную известность Безостая 1, подняли урожайность мягкой озимой пшеницы в СССР до 30–40 ц/га. Безостая 1 была районирована в 48 областях России и Украины, в Болгарии, Румынии, Чехословакии, Венгрии, Югославии, Турции, Иране, Афганистане. 

К 1971 году площадь посевов Безостой 1 в СССР достигла 13 млн. гектаров. «В мировом земледелии не было сорта озимой пшеницы, который бы высевался на таких больших площадях» (П. М. Жуковский). В 1975 году сорта академика Лукьяненко занимали около 40 % посевной площади озимой пшеницы в Советском Союзе. П. П. Лукьяненко (1901-73 гг.) был родом из станицы Ивановской Кубанской обл. (ныне Красноармейский р-н Краснодарского края). 

Его предками были запорожские казаки, переселившиеся на Кубань в 1792 году. В то время на Кубани местные племена возделывали только просо. Русские начали сеять пшеницу, ставшую вскоре основным зерновым продуктом в регионе. Богатая природа, чернозём, доходивший, по В. В Докучаеву, до глубины 50–80 см, казалось бы, должны были обеспечить переселенцам привольную жизнь. Однако возделывать землю и обустраивать свой быт им приходилось с оружием в руках: черкесы, жившие на другой стороне Кубани, регулярно перебирались через реку, грабили дома и угоняли людей в рабство. 

Станица Ивановская начала заселяться с 1793 года. Вначале она была просто куренем. Первые поселенцы были запорожские казаки, которых пришло сюда до 800 человек. Вскоре население быстро стало увеличиваться, так как начали приходить и селиться казаки Черниговской и Полтавской губерний. В 1830 году сюда переселилась большая часть жителей селения Ольгин-ского. Причиной их переселения были разливы реки Кубани, возле которой стояло Ольгинское, а также частые набеги черкес, живших по ту сторону реки Кубани, которые, несмотря на то, что почти повсюду по берегу реки Кубани стояли сторожевые посты, всё-таки переправлялись через реку Кубань, нападали на станицы, грабили скот и уводили в плен людей. Ивановская чуть ли не больше других терпела от набегов черкес, особенно в зимнее время[156]. 

После Кавказской войны, в которой участвовали оба деда П. П. Лукьяненко, жизнь русских на Кубани стала более терпимой. К XX веку народной селекцией на юге было создано несколько сортов пшеницы, из которых самой лучшей считалась твёрдая яровая Кубанка. Однако среди местных сортов не было устойчивых к заболеваниям головней и ржавчиной, вызывавшейся патогенным грибком. Нередко хлеба полегали при сильных дождях или выгорали при засухе. Болезни пшеницы и плохие погодные условия могли понизить урожай на треть.

П. Лукьяненко после окончания в 1926 году Кубанского сельскохозяйственного института несколько лет проработал на опытных сортоучастках. С 1930 года он стал научным сотрудником Краснодарской селекционной станции. Основным направлением его исследований стало создание новых сортов пшениц, устойчивых к ржавчине, короткостебельных (имеющих оптимальное соотношение зерно/ солома по массе) и высокоурожайных. С начала 1930-х гг. правительством СССР был взят курс на форсированное развитие промышленности и аграрного сектора экономики страны. Стали поощряться и пропагандироваться теоретические разработки, пригодные для немедленного внедрения в производство.

В сельском хозяйстве эту политику сталинского руководства проводил Т. Д. Лысенко, быстро ставший лидером научно-практических работ по внедрению новых приёмов агротехники и селекции, повышающих урожайность основных зерновых культур. Сторонники Т. Д. Лысенко получили название «мичуринцев». П. П. Лукьяненко в своей работе использовал методы классической селекции и, прежде всего, мичуринской школы: географически отдалённое скрещивание, отбор растений с нужными признаками. Так, для выведения сортов пшениц, устойчивых к ржавчине, он скрещивал зарубежные сорта, имеющие иммунитет к ней, с отечественными. Ежегодно он проводил 30–50 комбинаций таких скрещиваний. 

Селекционер использовал зарубежные сорта, имевшие сложную наследственность: среди их предков были и короткостебельные японские, и высокоурожайные американские, и средиземноморские, аргентинские. Из полученных гибридов он отбирал устойчивые к болезням, имеющие прочный стебель, скороспелые и высокоурожайные. В конце 1930-х гг. ряд сортов селекции П. П. Лукьяненко (Гибрид 622, Краснодарка 622/2, Первенец Н 51) был районирован, а их автор в 1940 году получил Большую серебряную медаль ВСХВ. Во время войны П. П. Лукьяненко вывез селекционный материал в Алма-Ату, где продолжил свои опыты. В 1944 г. им была создана Скороспелка 2; в 1945 г. ― Новоукраинка 83, имевшие более высокую урожайность. В 1946 году автор новых сортов стал лауреатом Сталинской премии, а в 1948 году — академиком ВАСХНИЛ. Большим успехом П. П. Лукьяненко стал сорт Безостая 4, полученный скрещиванием Скороспелки 2 и украинской Лютесценс 17. Безостая была на 20 см. ниже Новоукраинки и на 5–7% урожайнее.

В 1955 году П. П. Лукьяненко на основе Безостой 4 создал Безостую 1, ставшую главным его достижением в селекции. Она давала 35–40 ц/га на полях и порядка 60 ц/га на сортоучастках; имела короткий стебель; была устойчива к ржавчине; не осыпалась, что было особенно важно при механизированной уборке. Безостая 1 широко распространилась в нашей стране и за рубежом. Она также стала ценным источником селекции, широко используемым и в настоящее время. В 1955 году П. П. Лукьяненко был награждён Большой золотой медалью ВСХВ. 

В 1957 г. он стал Героем Социалистического Труда; в 1959 г. ― лауреатом Ленинской премии; в 1964 г. — академиком АН СССР. Он был также избран почётным академиком и получил правительственные награды ряда стран, где сорта его селекции заняли большие площади. Так, в Венгрии его Безостая-1, Скороспелка 3б, вместе с Мироновской 808 селекции В. Ремесло заняли 80 % всех посевов пшеницы[157]. В 1969 г. П. П. Лукьяненко была вручена золотая медаль им. Мичурина. В 1971 г. он стал дважды Героем Социалистического Труда. В 1972 году были районированы новые сорта селекции П. П. Лукьяненко Кавказ и Аврора.

В 1979 г. ему ещё раз была присуждена Государственная премия СССР. П. П. Лукьяненко опубликовал более 150 научных работ, в том числе 8 книг и брошюр. Он читал лекции на ежегодных курсах для кубанских агрономов в своём институте. В своих теоретических взглядах и практической деятельности П. П. Лукьяненко был твёрдым сторонником мичуринского направления, возглавлявшегося академиком Т. Д. Лысенко. В своей селекционной работе он неоднократно применял мичуринский метод географически отдалённого скрещивания и разработанный Т. Д. Лысенко приём направленного изменения наследственности путём преобразования яровых в озимые.

Как и Т. Д. Лысенко, П. П. Лукьяненко критически относился к пропагандировавшимся тогда оппонентами мичуринцев методам использования химических и радиоактивных веществ для получения новых сортов пшениц. Он писал: «Пшеница является одним из первых растений, с которым были начаты работы по получению искусственных мутаций воздействием рентгеновский лучей, а позже и других ионизирующих излучений… искусственный мутации у пшеницы изучаются уже около сорока лет … 

Несмотря на это, ни одного сорта пшеницы, ни в одной стране мира таким способом не выведено» [158]. Нарком земледелия СССР И. А. Бенедиктов отмечал: «Преданным учеником Лысенко, высоко чтившим его до конца своих дней, был и Павел Пантелеймонович Лукьяненко, пожалуй, наш самый талантливый и плодовитый селекционер». Когда идеологические противники Т. Д. Лысенко предприняли против него во второй половине 1960-х гг. массированную диффамационную кампанию, П. П. Лукьяненко совместно с другими известными учёными-сельскохозяйствен-никами направил письмо в правительство с описанием работ советских селекционеров и протестом против очернения их достижений. Безостая 1 изображалась на почтовых марках. На родине дважды Героя Социалистического труда П. П. Лукьяненко был установлен его бюст. Его работы по селекции продолжаются в Краснодарском НИИ сельского хозяйства им. Лукьяненко. Раз в три года за достижения в селекции присуждается золотая медаль им. П. П. Лукьяненко.

В. Н. Ремесло

Василий Николаевич Ремесло (1907-83 гг.) родился в Полтавской губернии, в крестьянской семье. После окончания Лубенской сельскохозяйственной профшколы он был направлен на обучение в Масловский институт селекции и семеноводства им. К. Тимирязева, располагавшийся в Киевской области недалеко от Мироновской селекционно-исследовательской станции, которая позже стала его постоянным местом работы.

Окончив Масловский институт, В. Н. Ремесло работал агрономом, затем научным сотрудником в ряде хозяйств и селекционных станций России и Украины. С 1948 года он стал заместителем директора (с 1964 г.) директором Мироновской селекционной станции, получившей в 1968 г. статус научно-исследовательского института селекции и семеноводства пшеницы. Следуя методике Т. Д. Лысенко преобразования яровых в озимые путём подзимнего посева, В. Н. Ремесло вывел ценные сорта озимой пшеницы, отличающиеся высокой урожайностью: Мироновская-264, Мироновская 808, Мироновская юбилейная и другие, широко распространившиеся в СССР и за рубежом. Уже Мироновская-264, созданная им в начале 1950-х гг., превышала по урожайности популярный тогда сорт Украинка на 15 ц/га. 

Последовавшая за ней Мироновская 808 была не только ещё более урожайной и зимостойкой, давая урожаи на сортоучастках в 70–90 ц/га и выдерживая температуру до -19о, но и высокопластичной, пригодной к возделыванию в Белоруссии, Прибалтике, на Северном Кавказе, в черноземных и в нечерноземных областях. Во второй половине 1950-х гг. она высевалась в СССР на площади свыше 7 млн. га. 

Тогда же Мироновская 808 заняла более 3 млн. га посевных площадей в Венгрии, Польше, ГДР, Чехословакии. Деятельность В. Н. Ремесло получала высокие оценки и признание в Советском Союзе и за рубежом. В 1963 г. он стал лауреатом Ленинской премии; в 1964 г. ― академиком ВАСХНИЛ; в 1966 г. ― Героем Социалистического Труда; в 1967 г. ― заслуженным деятелем науки УССР; в 1974 г. ― академиком АН СССР и членом-корреспондентом Академии сельскохозяйственных наук ГДР; в 1976 г. ― лауреатом премии им. В. Я. Юрьева АН УССР и национальной премии ГДР I степени; в 1977 г. ― дважды Героем Социалистического Труда и лауреатом Государственной премии УССР; в 1979 г. ― лауреатом Государственной премии СССР. Он был также кавалером ордена Труда ЧССР, ордена «Возрождения» ПНР, ордена «Звезда Дружбы Народов» ГДР. 

В. Н. Ремесло опубликовал более 300 научных и публицистических трудов, в том числе 5 монографий. Создание новых сортов пшениц путём варьирования их условий жизни-внешней среды продолжается ныне в Мироновском институте имени В. Н. Ремесло.

В. С. Пустовойт 

Василий Степанович Пустовойт получил известность как селекционер урожайных и высокомасличных сортов подсолнечника. До 1917 года эта культура на Кубани давала менее 160 кг масла с га, при уровне масличности семян около 30 %. Выведенные в 1940-60-х гг. В. С. Пустовойтом сорта давали около 400, на сортоучастках до 1000 кг масла с га, а уровень их маслично-сти стал превышать 50 %. Пустовойт (1886–1972 гг.) был родом из семьи украинских хлеборобов. 

В 1908 году он окончил Харьковское земледельческое училище и был послан преподавать на Кубань, в казацкую войсковую сельскохозяйственную школу «Круглик», располагавшуюся недалеко от Екатеринодара. Местные казаки, не слишком жаловавшие приезжих, вскоре оценили пользу преподавательской работы молодого агронома и предложили записать его в своё сообщество. 

Очень рано В. Пустовойт начал собственные селекционные исследования: с пшеницей, рожью, просом, но больше всего с основной масличной культурой того времени, подсолнечником. Подсолнечник, получивший своё название на разных языках (sunflower, …) за свойство поворачиваться, следуя движению Солнцу, был вывезен из Америки завоевателями-испанцами. В России он появился в XVIII веке, вначале как декоративное растение в садах вельмож. 

Затем он распространился у крестьян, использовавших его семечки как лакомство. В 1829 году Данила Бочкарёв, оброчный крестьянин из слободы Алексеевская Воронежской губернии, начал давить с помощью пресса из подсолнечника масло. Вскоре возникла задача выведения более урожайных, высокомасличных и устойчивых по отношению к разным вредителям подсолнечника сортов. В. С. Пустовойт собрал на Кубани, на Украине, под Воронежем и Саратовом около трёх тысяч образцов семян. Почти все они содержали порядка 30 % масла. 

В своих экспериментах Пустовойт действовал методами классической селекции, проводя отбор растений по масличности семян; по устойчивости к заболеваниям; по плотности скорлупе и по урожайности. В 1919 году в Ростове-на-Дону он издал свою первую научную монографию «Возделывание масличного подсолнечника». В 1924 году эта книга была переиздана в Краснодаре. В 1926 году вышла его книга «Подсолнечник и его возделывание на Кубани». 

Созданный им в 1926 году сорт Круглик А-41 превосходил предшествующие сорта по содержанию масла в среднем на 6 %. В 1918-24 гг. В. С. Пустовойт преподавал в Кубанском сельскохозяйственном техникуме, а в 1926-30 гг. заведовал кафедрой генетики, селекции и семеноводства Кубанского сельскохозяйственного института. Одновременно он возглавлял селекционную станцию масличных культур, созданную в 1924 году на базе опытного поля «Круглик». В 1933 году эта опытная станция была преобразована в Всесоюзный научно-исследовательский институт масличных и эфиромасличных культур (ВНИИМК). 

С мая 1936 года отдел селекции и семеноводства масличных культур и лабораторию селекции подсолнечника ВНИИМК возглавил В. С. Пустовойт. Он продолжал селекционные работы по улучшению подсолнечника. В 1940-41 гг. В. С. Пустовойт создал урожайный и высокомасличный, устойчивый к болезням сорт ВНИИМК-3510. За ними последовали новые, улучшенные сорта. В 1946 году ему была присуждена Сталинская премия. В 1956 г. В. С. Пустовойт стал академиком ВАСХНИЛ; в 1957 г. ― Героем Социалистического труда; в 1959 г. ― лауреатом Ленинской премии. В одном только 1962 году за счёт повышения процента масличности семян страна получила дополнительно 30 млн. пудов масла.

Н. С. Хрущёв, считавший себя специалистом по сельскому хозяйству, называл академика В. С. Пустовойта «подсолнечным богом». 10 апреля 1963 года В. С. Пустовойту было присвоено звание дважды Героя Социалистического труда. В 1964 году он стал академиком АН СССР. Всего академик Пустовойт создал 34 сорта подсолнечника, из которых 28 были районированы.

Последней его работой был сорт Салют. Сорта подсолнечника, выведенные В. С. Пустовойтом, заняли в СССР 3 млн. га. Они поставлялись в СЭВ, другие страны, в т. ч. в Аргентину ― исходную родину этой культуры. Им было опубликовано 160 научных работ, в своем большинстве посвящённых вопросам селекции подсолнечника. Бронзовый бюст В. С. Пустовойта установлен на территории Всесоюзного научно-исследовательского института масличных культур, ныне носящего его имя.

В его честь были названы улицы в Краснодаре и Армавире. Дело В. С. Пустовойта продолжила его дочь, Галина Васильевна ― доктор сельскохозяйственных наук, заведовавшая в 1972-88 гг. отделом селекции сортов подсолнечника ВНИИ масличных культур. 

Профессор С. И. Жегалов и его Грибовская школа 

Многие генетики Московского и Санкт-Петербургского университетов, как в дореволюционное время, так и после установления Советской власти, находились под влиянием модных западных учений и были пропагандистами заимствованных из-за рубежа псевдонаучных идеологизированных доктрин неодарвинизма (вейсманизма), мальтузианства, евгеники. 

В отличие от них, работа специалиста в области генетики и селекции профессора Сергея Ивановича Жегалова была направлена на получение конкретных, практически важных для сельского хозяйства нашей страны результатов. Будучи деканом и заведующим кафедрой Московской сельскохозяйственной академии, он организовал при академии селекционную станцию, ныне носящую имя ученика С. И. Жегалова ― профессора Н. Н. Тимофеева. 

С. И. Жегалов и его близкий сотрудник профессор В. В. Ордынский играли ведущую роль и в организации Грибовской овощной селекционной опытной станции. Книга С. И. Жегалова «Введение в селекцию», впервые изданная 80 лет назад, используется в селекционной практике и сегодня. При её чтении возникает впечатление, что это современный учебник по генетике и селекции растений. Помимо собственной научно-практической работы в области селекции овощных культур, С. И. Жегалов создал школу, которая, в основном, обеспечивала деятельность Грибовской станции в начальный период её существования. 

Среди его сотрудников были: Елена Михайловна Попова, специалист по селекции и семеноводству капусты[159]; Алла Сергеевна Афанасьева (Соло-довникова), работавшая вместе с Сергеем Ивановичем над селекцией корнеплодных культур[160]; Валентина Константиновна Соловьева, работавшая в области селекции и семеноводства бобовых культур[161] и другие видные советские селекционеры. За высокие достижения в области селекции и семеноводства овощных культур группе учёных Грибовской овощной станции в 1946 году была присуждена Сталинская премия в области науки и техники.

В 2003 году группе учёных ВНИИССОК за достижения в области селекции и семеноводства овощных культур была присуждена Государственная премия Российской Федерации в области науки и техники. Имя С. И. Жегалова было присвоено Грибовской станции (ныне Всероссийский НИИ селекции и семеноводства овощных культур), перед главным зданием которой был установлен его бюст.

Практика является критерием истины, поэтому приведённые факты свидетельствуют о крупном вкладе в селекцию и семеноводство овощных культур профессора С. И. Жегалова и его последователей. Творческая работа Елизаветы Ивановны Ушаковой на Грибовской овощной селекционной опытной станции ― ВНИИССОК[162]

В конце 1937 года директором Грибовской овощной селекционной опытной станции (ныне Всероссийский НИИ селекции и семеноводства овощных культур, ВНИИССОК) была назначена Елизавета Ивановна Ушакова, которая возглавляла её до 1966 года, т. е. более 29 лет. Главной заслугой Е. И. Ушаковой как директора и учёного было развитие наследия С. И. Жегалова по селекции и семеноводству овощных культур. Её принцип «элитного семеноводства» — это продолжение селекционного процесса. Кроме того, она следовала указанию С. И. Жегалова на необходимость оценки овощной продукции с помощью точных химических анализов. 

Большая заслуга Е. И. Ушаковой состояла и в том, что она целенаправленно ориентировала коллектив станции на внедрение сортов овощных культур в производство, её девизом было «сорт должен быть не вещью в себе, а служить производству продуктов питания». В 1945 году Е. И. Ушакова была награждена орденом Ленина за успешной выполнение заданий правительства во время войны, а 1946 году, вместе с Е. М. Поповой, С. П. Агаповым и А. В. Алпатьевым она была удостоена звания лауреата Сталинской премии в области науки и техники. 

Необходимо отметить, что, развивая научное наследие С. И. Жегалова, Елизавета Ивановна активно поддерживала теоретическое наследие И. В. Мичурина и мичуринской биологии, яркими представителями которого были академик ВАСХНИЛ А. В. Алпатьев и профессор О. В. Юрина. Вот несколько примеров. В 1958 году мною был проведен анализ достижений Грибовской станции по селекции моркови и обнаружилось, что урожайность от межсортовой гибридизации моркови достигла своего плато, а, значит нужно переходить к получению гетерозисных гибридов от межлинейных, сортолинейных и двойных межлинейных гибридов, с использованием ЦМС моркови, то есть коренным образом перестраивать тематику исследований по этому направлению. 

Е. И. Ушакова полностью одобрила эту программу исследований. Она также одобрила новое направление по созданию сортов одноростковой свеклы, а для ускорения селекционного процесса предложила использовать методы Т. Д. Лысенко по яровизации с тем, чтобы в течение одного года получать семена у двулетней культуры, а для ускорения отбора и закрепления признака одноростковости применять инбридинг отобранных растений. Возник вопрос и пересмотра направления в селекции редиса. Дело в том, что районированные в тот период сорта редиса имели очень большую листовую массу, а корнеплод малой величины. 

Поэтому было предложено использовать мичуринский метод скрещивания географически отдаленных родительских пар редиса, имеющих малую листовую розетку. Для этого в феврале, в теплице в междурядьях томата, была высеяна большая коллекция сортообразцов редиса, происходящих из географически отдалённых стран, и из более чем 150 сортообразцов было выделено 6, у которых развивались крупные семядоли и формировался нормально развитый корнеплод.

Эти выделенные 6 сортообразцов были высеяны для свободного переопыления, а в их потомстве, путём отбора, был создан сорт Тепличный Грибовский, характеризовавшийся скороспелостью и формированием нормального корнеплода при небольшой розетке. Этот сорт быстро был районирован, а в последующей работе при скрещивании с другими сортами послужил основой для создания новых сортов редиса и для открытого грунта. Елизавета Ивановна досконально знала свою отрасль.

Это достигалось тем, что она лично вникала в проводившиеся работы, в первую очередь на Грибовской станции. Бывший личный шофёр Елизаветы Ивановны Семёнов Иван Васильевич, кстати, кавалер двух степеней солдатского ордена Славы, рассказывал мне, что раз в две недели Е. И. Ушакова объезжала все опытные посевы Грибовской станции с тем, чтобы иметь своё личное мнение об их состоянии. Очень высок был её авторитет не только у своих коллег учёных, но и среди руководителей Министерства сельского хозяйства Советского Союза. 

Мнения Елизаветы Ивановны Ушаковой по вопросам, связанным с селекцией и семеноводством овощных культур нередко становилось основой решений Госкомиссии по сортоиспытанию сельскохозяйственных культур при Министерстве сельского хозяйства. Е. И. Ушакову, как директора станции, отличали доброжелательность и требовательность, а также являлась верность данному слову. Слово Елизаветы Ивановны, как администратора в науке, имело силу закона. 

В этом отношении она может быть образцом для подражания управленцам научных учреждений. Е. И. Ушакова активно участвовала в общественной жизни страны. С 1949 по 1960 год она возглавляла Московское отделение Всесоюзного общества «Знание», и с 1954 по 1968 год была членом правления общества РСФСР и Всесоюзного общества «Знание». Четырежды избиралась депутатом Верховного Совета РСФСР. На причитавшийся ей по этой должности гонорар она наняла инвалида труда, юриста по образованию, для работы с письмами и обращениями своих избирателей, чтобы ни одно не оставалось без ответа и оказания помощи. 

Елена Михайловна Попова ― основоположник научно-практической селекции капусты в России

Елена Михайловна проработала на Грибовской станции с 1922 по 1959 гг., то есть 37 лет, и можно смело утверждать, что это был период расцвета селекционно-генетических работ по капусте; «золотой» период в работе лаборатории селекции капусты Грибовской селекционной опытной станции. Е. М. Попова родилась 20 июля 1893 года в городе Костроме в семье служащего. Она окончила начальную школу в Посаде Большие соли Костромской области, а затем женскую гимназию в г. Костроме, в 1913 году. После окончания гимназии начала жить на собственные заработки. 

Два года работала сельской учительницей в селе Троицком Павлоградского уезда бывшей Екатеринослав-ской губернии. В 1915 году Е. М. Попова поступила учиться на Высшие женские сельскохозяйственные Голицынские курсы в Москве. С 1918 по 1920 годы ей пришлось временно оставить учёбу. В этот период Е. М. Попова работала: статистом в статистическом отделе Костромского горсовета, затем, в 1919 году, практиканткой в отделе селекции Воронежской опытной станции (6 месяцев) и в 1920 году ― практиканткой в Костромском рассаднике огородных семян (7 месяцев). 

С осени 1920 года Елена Михайловна вновь вернулась к занятиям на Высших женских сельскохозяйственных Голицынских курсах. В 1922 году эти курсы были слиты с Петровской сельскохозяйственной академией (впоследствии ― Московская сельскохозяйственная академия имени К. А. Тимирязева), которую без отрыва от производства она и окончила в 1924 году. В 1922 году, будучи ещё студенткой, Е. М. Попова начала работать по селекции капусты под руководством профессора С. И. Жегалова на Грибовской овощной селекционной опытной станции.

В марте 1940 года она была назначена зав. сектором селекции капусты. Работа Е. М. Поповой по селекции и семеноводству капусты очень высоко оценивалась на ведомственном и правительственном уровне СССР. Так, в 1939 г. она была награждена Малой Серебряной медалью ВСХВ; в 1942 году Наркоматом земледелия СССР награждена значком «Отличник социалистического сельского хозяйства», а в послевоенный период (1954 год) была награждена Большой Золотой медалью ВСХВ. За работу по улучшению старых и выведению новых сортов капусты Е. М. Поповой Постановлением СНК СССР от 26 января 1946 года была присуждена Сталинская премия второй степени и звание лауреата Сталинской премии. 

В последующие годы за свою эффективную трудовую деятельность Е. М. Попова была награждена орденом «Знак Почета» и медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годы» и «В память 800-летия Москвы». Основной задачей овощеводства является длительное и бесперебойное снабжение населения свежими овощами, в том числе и свежей капустой, для чего необходим, в первую очередь, удачный подбор сортов от скороспелых и среднеспелых ― до самых поздних, в том числе лежких сортов, специально для хранения в течение всей зимы (и даже до весны) в свежем виде. Поэтому Е. М. Попова первейшей селекционной задачей поставила обеспечение овощного производства возможно более полным набором сортов капусты, различных по скороспелости и лежкости. Наряду с этим необходимо было оценивать и качество продукции. 

За 14 лет работы (с 1922 по 1935 гг.) Е. М. Поповой было сделано следующее:

• Заново разработана методика селекционной оценки признаков кочанной капусты (ранее никем не разработанная и не опубликованная в России). За этот же период были разработаны в основном и методы расценки признаков у цветной и брюссельской капусты.

• Разработана методика сортоулучшительного отбора. С 1931 года начата селекция капусты методами гибридизации. Выявлены комбинации скрещиваний, дающие в Fj значительный гетерозис, и предложены способы массового получения гибридных семян для использования гетерозиса в производстве. 

• Глобальным же достижением за этот период Е. М. Поповой является создание непосредственно под её руководством и с её участием 16 сортов различных разновидностей капусты, которые уже в тот период размножались семеноводческими хозяйствами системы «Сортсемовощ» из семян элиты, выращенной на Грибовской овощной селекционной станции. 

• Кроме того, был создан исходный материал 7 новых сортов, а из гибридов перспективна одна из семей F4 от скрещивания сорта Номера первого с сортом Каширка и другие скрещивания. 

• Наряду с селекцией по поддержанию уже выведенных сортов продолжалась работа по селекции, результатом которой стали сорта капусты белокочанной Июньская и шедевры многоступенчатой работы с использованием гибридизации по скрещиванию гибридов F3 (Белорусской 455 х Амагер 611) х Амагер 658, то есть получение сложных гибридов, давших в итоге сорт Подарок 2500. Выведение сорта Подарок 2500 продолжалось 20 лет и его создание явилось по существу «лебединой песней» Елены Михайловны.

• Е. М. Поповой было выведено в общей сложности 23 сорта, которые были районированы в Советском Союзе. К сортам, автором и соавтором которых была Е. М. Попова, относятся следующие сорта: капуста белокочанная ― Вальватьевская 145, Стахановка 1513, Брауншвейгская 423, Слава 1305, Амагер 611, Номер первый 147, Колхозница 2001, Слава Грибовская 231, Белорусская 455, Каширка 202, Московская поздняя 15, Зимовка 1474, Зимняя Грибовская, Июньская 3200, Подарок 2500; капуста краснокочанная — Каменная головка 447, Гако 741; капуста савойская ― Венская ранняя 1346, Вертю и Юбилейная; капуста брюссельская ― Геркулес 1342 и Грунтовая. 

При проведении районирования капусты по республикам и регионам Советского Союза часть сортов селекции Е. М. Поповой были переданы на вновь организованные селекционные станции в этих регионах. Следует отметить и большую роль Елизаветы Ивановны Ушаковой в работах по селекцию и семеноводству капустных культур на Грибовской селекционной станции не только как директора, создававшей необходимые условия для работы Е. М. Поповой, но и как учёного и селекционера, внёсшей свой вклад в создании ряда сортов капусты белокочанной и цветной. 

Наряду с селекцией капусты Е. М. Попова уделяла много усилий элитному семеноводству, передавая в среднем по 900 кг элиты в год. В отдельные годы, например, в 1944 году, было сдано 4116 кг элитных семян капусты в систему «Сортсемовощ» для дальнейшего их размножения. 20 сентября 2012 года исполнилось 50 лет после смерти Елены Михайловны, но методы и способы селекции и семеноводства и сорта капусты, созданные ею, до сих пор живут полнокровной жизнью. К настоящему времени часть сортов стали «космополитами», а многие другие ― исходным материалом для выведения новых сортов и гетерозисных гибридов. Поэтому вторая жизнь Елены Михайловны будет продолжаться ещё долго-долго… 

Академик ВАСХНИЛ А. В. Алпатьев

Основной тематикой работ Александра Васильевича Алпатьева были томаты. Мне особенно запомнились его достижения в создании их высокоурожайных раннеспелых сортов, когда родительские формы подбирались, исходя из продолжительности межфазных периодов ― более короткий период от всходов до цветения от одного родителя, а более короткий период от цветения до созревания плодов от другого родителя. 

В этой работе Александр Васильевич использовал теорию стадийного развития академика Т. Д. Лысенко. Во время моей работы в Одессе и на Кубе мне довелось изучать коллекции томатов ― в Одессе более 500 сортообразцов, на Кубе ― более 1000. И наилучшими по биохимическому составу, а особенно по вкусовым качествам были плоды сорта Штамбовый Алпатьева 905А.

Очень много исследований было проведено А. В. Алпатьевым по селекции томатов на скороспелость и холодостойкость, что позволило отодвинуть северную границу их выращивания на 300 км. Им были выполнены прекрасные работы по множественным оплодотворениям, прямым и реципрокным скрещиваниям. Многие его сорта были использованы другими селекционерами в качестве исходных материалов при создании новых сортов. 

В 1956 году А. В. Алпатьев был избран членом-корреспондентом ВАС-ХНИЛ, а также утверждён председателем секции селекции овощных культур ВАСХНИЛ, в которую входил и я. С этого времени началось наше более тесное общение. А после моего избрания в январе 1958 года заведующим лабораторией селекции и семеноводства столовых корнеплодов Грибовской овощной станции мы стали работать в одном коллективе. Необходимо также отметить, что А. В. Алпатьев был истинным учёным, а не партфункционером, каких было немало в те времена. 

В 1966 году он был избран академиком ВАСХНИЛ, причём ему пришлось выдержать тогда конкуренцию с профессором Н. В. Турбиным, которого, из-за его выступления против Т. Д. Лысенко, поддерживал ряд формальных генетиков и партаппаратчиков. Заканчивая краткие воспоминания об А. В. Алпатьеве, хочу сказать, что он внёс крупный вклад в науку, оставил свою школу, и светлая память об Александре Васильевиче навсегда останется в памяти его современников, учеников и последователей. Из выступления Е. И. Ушаковой на сессии ВАСХНИЛ (август 1948 г.)[163]

А. В. Алпатьевым с 1932 по 1937 г. создан новый тип томатов ― штамбовых, скороспелых, высокопродуктивных, с хорошими плодами. (Показывает образцы плодов). Были такие формы раньше? Нет, таких форм не было; наоборот, утверждали, что вообще немыслимо создать штамбовые сорта томатов, которые были бы скороспелыми и обладали бы крупным плодом. Вот исходная родительская форма (показывает образец плода), очень позднеспелый, мелкоплодный сорт, а других, лучших в то время не было… Нужна для производства скороспелая форма штамбовых томатов?

Конечно, да, потому что она в противовес существующим формам, ветвящимся, образующим огромное количество пасынков, которые падают без подвязывания (или без подпорок), позволяет вести обработку почвы почти на протяжении всего вегетационного периода, не требует затрат труда на пасынкование, на прищипки, на подвязки стеблей; в то же время она высокоурожайна, обильно завязывает плоды даже в годы мало благоприятные (с пониженными температурами). На достигнутом не останавливаемся.

Марина Владимировна Алексеева ― учёный, биолог, овощевод, селекционер, защитник Родины, патриот России

Я впервые встретился с Мариной Владимировной где-то в ноябре-декабре 1950 года, когда мы одновременно поступили на учёбу в Институт генетики Академии наук СССР, Марина Владимировна ― в докторантуру, а я ― в аспирантуру. Оказался у нас и общий объект исследований ― лук и чеснок. Я поступал в аспирантуру после окончания Новосибирского сельскохозяйственного института, а Марина Владимировна из Умани, где она работала в сельскохозяйственном институте зав. кафедрой овощеводства и, кажется, деканом агрономического факультета. 

Примерно через год я подал заявление о вступлении в партию, и среди членов КПСС, которые дали мне рекомендацию, была Марина Владимировна Алексеева. Хорошо помню, как блестяще проходила её защита диссертации на соискание учёной степени доктора биологических наук на Учёном совете Института генетики АН СССР. Одним из официальных оппонентов была Елизавета Ивановна Ушакова, директор Грибовской овощной селекционной опытной станции. 

И ещё мне особенно запомнилось выступление на защите академика Трофима Денисовича Лысенко, который был научным консультантом Марины Владимировны по докторантуре. Он особо отметил схему развития репчатого лука в условиях умеренных широт, разработанную Мариной Владимировной и порекомендовал включать эту схему во все учебники и учебные пособия, в которых излагалась его теория стадийного развития растений, так как она очень хорошо отражала основную суть этой теории. В 1972 году я опубликовал эту схему в учебнике «Овощеводство, часть I». 

Однако в последующие годы при издании учебных пособий и учебников в центральных издательствах мне не удалось её сохранить, так как мичуринское учение было административно изгнано из АН СССР, АМН СССР, ВАСХНИЛ, из МГУ и других ведущих университетов и институтов, а труды И. В. Мичурина и Т. Д. Лысенко были исключены из программ вузов, техникумов и средних школ. В период неистовой травли Т. Д. Лысенко со стороны так называемой «демократической интеллигенции» Марина Владимировна Алексеева проявила порядочность и честность по отношению к своему учителю и заявила: «Вся жизнь академика Т. Д. Лысенко ― учёного, биолога ― была посвящена познанию и раскрытию закономерностей взаимоотношения живой природы, в том числе культурных растений, с условиями среды… 

Потомственный крестьянин, он хорошо знал и любил землю. Ни одна из его рекомендаций не принесла вреда или была бесполезна, наоборот, они способствовали улучшению экологической обстановки». Во время Великой Отечественной войны Марина Владимировна Алексеева защищала Родину на фронте. Интересный эпизод рассказал мне бывший участник войны, профессор Морозов Александр Сергеевич. «Как-то, — говорил он, ― мы встретились с Гунаром Иваном Сидоровичем и тот сказал, что однажды на фронте увидел во сне Марину Владимировну Алексееву, но когда А. С. Морозов рассказал об этом М. В. Алексеевой, она сказала, что он видел меня не во сне, а наяву, на железнодорожной станции во время переформирования, в 3 или 4 часа утра, когда все смертельно устали и очень хотелось спать». 

После защиты докторской диссертации Марина Владимировна Алексеева опубликовала монографию по лукам, которая и сейчас является ценным научным трудом. Однако вскоре её загрузили административной работой (ректор МичГау, работа в экспертном совете ВАКа и т. д.), поэтому у неё не оставалось времени на подготовку учебников и другой научной литературы. Необходимо отметить высокую душевную отзывчивость М. В. Алексеевой к людям труда. Вот только один пример. На Грибовской станции работала зав. Спасской лабораторией семеноводства лука в Рязанской области по семеноводству местного стародавнего лежкого сорта репчатого лука Спасский местный улучшенный Ефимочкина Олимпиада Николаевна. 

Оплата труда на Грибовской станции была очень низкой, зарплата заведующего колхозной лаборатории приравнивалась к ставке мл. научного сотрудника без учёной степени и составляла всего 60 рублей в месяц (в послереформенных деньгах). Марина Владимировна помогла Ефимочкиной О. Н. обработать накопленный ею многолетний материал и та успешно защитила диссертацию. В заключение хочу сказать, что светлая память о Марине Владимировне Алексеевой навсегда останется в памяти её современников, учеников и последователей.https://anagaminx.livejournal.com/

Мне нравится
Добавить в закладки
407
Нет комментариев

Дни рождения пользователей

Календарь Дней рождений